Бомбу: Срочные сообщения о бомбах в России и мире

Содержание

Как не стать жертвой взрыва бомбы

Следует помнить, что самые простые методы ограничения доступа в здание и контроля за посетителями могут дать значительный результат. Чтобы избежать значительного ущерба от взрыва бомб, спрятанных в автомобиле, следует размещать парковку на расстоянии не менее 100 м от здания. Если это невозможно, то ближайшие к зданию парковочные места необходимо предоставлять автомобилям сотрудников компании, чтобы машины посетителей парковались на максимально возможной дистанции.

Следует избегать появления в непосредственной близости от здания высоких кустарников и деревьев с густой листвой, которые могут являться идеальным укрытием для террористов и преступников.
Важное значение имеет регулярное патрулирование периметра здания: наличие видимых охранников или охранника, видеокамер наблюдения и т.д. способно отпугнуть террористов, находящихся в процессе подбора цели для взрыва.
Мусорные баки и урны внутри здания – идеальное место для закладывания взрывного устройства. Поэтому регулярная уборка является одним из способов обеспечения безопасности.

Если в организацию позвонил человек, предупреждающий о взрыве бомбы

Подобный звонок – лучший источник получения информации о взрывных устройствах.
Поэтому:

  • старайтесь удержать звонящего на линии как можно дольше. Просите его/её повторить послание. Постарайтесь записать каждое слово, сказанное позвонившим;
  • если позвонивший не указал, где заложена бомба, попросите его/её предоставить подробную информацию;информируйте звонящего, что в здании находится много людей и взрыв бомбы способен привести к смерти и серьёзным ранениям многих из них;
  • будьте особо внимательны к фоновым звукам, которые раздаются в трубке: звук проезжающих машин, музыка, шумы – эта информация может помочь обнаружить позвонившего;
  • обращайте внимание на детали: голос (мужчина/женщина), тембр голоса (высокий, низкий и пр.), акцент, особенности речи и пр.;
  • зафиксируйте на бумаге всё, что вы заметили, чтобы не забыть и не перепутать. Будьте готовы рассказать всё сотрудникам правоохранительных органов;
  • после того, как трубка повешена, немедленно сообщите об угрозе уполномоченному должностному лицу, пожарным, правоохранительным органам и пр.;
  • если к вам попало письмо с подобной угрозой, старайтесь лишний раз не дотрагиваться до него. Ни в коем случае не выбрасывайте конверт, не мните бумагу. Отпечатки пальцев на письме, сорт бумаги, адрес отправителя, почерк или шрифт могут помочь обнаружить злоумышленников.

Если вы обнаружили предмет, похожий на взрывное устройство

Признаки, которые могут указать на наличие ВУ:

  • наличие на обнаруженном предмете проводов, верёвок, изоленты;
  • подозрительные звуки, щелчки, тиканье, издаваемые предметом;
  • от предмета исходит характерный запах миндаля или другой необычный запах.

Если обнаруженный предмет не должен, как вам кажется, находиться в этом месте и в это время, не оставляйте этот факт без внимания.
Если вы обнаружили подозрительный предмет в общественном транспорте, опросите людей, находящихся рядом. Если хозяин не установлен, сообщите о находке водителю.
Если подозрительный предмет находится в подъезде вашего дома, опросите соседей, возможно, он принадлежит им. В противном случае сообщите о находке в ваше отделение полиции.
Если вы обнаружили подозрительный предмет в учреждении, сообщите о находке в администрацию.

Во всех перечисленных случаях:
1. Не трогайте, не вскрывайте и не передвигайте находку.
2. Не курите, воздержитесь от использования средств радиосвязи, в том числе и мобильных.
3. Сообщите об обнаруженном предмете в правоохранительные органы.
4. Запомните время обнаружения находки.
5. По возможности обеспечьте охрану подозрительного предмета или опасной зоны.
6. Постарайтесь сделать так, чтобы люди отошли как можно дальше от опасной находки.
7. Обязательно дождитесь прибытия оперативно-следственной группы.
8. Не забывайте, что вы являетесь самым важным очевидцем.

Помните: внешний вид предмета может скрывать его настоящее назначение. В качестве камуфляжа для взрывных работ используются обычные бытовые предметы: сумки, пакеты, свертки, коробки.
Родители! Вы отвечаете за жизнь и здоровье ваших детей. Разъясните им, что любой предмет, найденный на улице или в подъезде, может представлять опасность.

Ещё раз напоминаем: Не предпринимайте самостоятельно никаких действий с находками или подозрительными предметами, которые могут оказаться взрывными устройствами – это может привести к взрыву, многочисленным жертвам и разрушениям!

Материал предоставлен:
Краевым государственным казённым образовательным учреждением «Учебно-методический центр
по гражданской обороне, чрезвычайным ситуациям
и пожарной безопасности Красноярского края»
Адрес: 660100, г. Красноярск, ул. Пролетарская, 155

СК опроверг информацию о заложенной стрелком из Казани бомбе в школе :: Общество :: РБК

Стрелок не закладывал бомбу в школе, а взорвал ее при входе в здание, сказали в СК. Ранее омбудсмен Анна Кузнецова сообщила, что взрывная волна охватила раздевалку и еще ряд помещений

Фото: Маргарита Алёхина / РБК

Молодой человек, устроивший стрельбу в казанской школе, не закладывал в здании взрывное устройство, сообщила представитель Следственного комитета Светлана Петренко.

«На самом деле при входе в школу он взорвал самодельное взрывное устройство и применил огнестрельное оружие. Никаких других взрывных устройств при осмотре места трагедии следственной группой не обнаружено», — сказала она (цитата по ТАСС).

Ранее уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова сообщила, что Ильназ Галявиев, устроивший стрельбу в школе, оставил там бомбу, которая взорвалась и привела к частичному обрушению стен. «Трагедий могло бы быть гораздо больше. Взрывная волна охватила раздевалку и еще некоторые помещения, где могли находиться дети, но они были пустыми», — рассказала она.

Стрельба в школе в Казани. Фоторепортаж

О том, что во время нападения на школу также был слышен взрыв, ранее сообщили очевидцы. По словам одной из школьниц, сначала ученики услышали взрыв и лишь затем раздались выстрелы. Один из детей, пострадавших при атаке, позже рассказал, что от взрыва в его классе выбило окна, сообщил ТАСС. «Спрыгнули с первого этажа. Потому что такой сильный взрыв был. У нас в классе окна выбило, я только успел спрыгнуть», — сказал пострадавший.

Оружие: Наука и техника: Lenta.ru

Мини-шаттл X-37B Военно-воздушных сил США может внезапно сбросить атомную бомбу в заданный район России, пишет «Военно-промышленный курьер».

Еженедельник, ссылаясь на оценку генерального директора концерна «Алмаз-Антей» Яна Новикова, утверждает, что X-37B, в зависимости от модификации, способны переносить от трех до шести атомных бомб.

«Есть большая вероятность того, что американский космолет Boeing X-37B может выйти в заданный район космического пространства, затем совершить нырок до мезосферы и сбросить ядерные боеголовки на заранее выбранные объекты на территории России», — уверяет издание.

Материалы по теме

00:00 — 23 февраля

Тяжелый убийца

ВВС США закупают аналог Су-57. Он станет самым вооруженным истребителем в мире

00:06 — 6 марта 2020

В публикации утверждается, что подлетное время для подобной атаки составит несколько минут. «Но самое главное — предотвратить внезапное нападение в этом случае будет практически невозможно даже самыми современными системами противоракетной обороны», — пишет еженедельник.

Согласно «Военно-промышленному курьеру», для недопущения подобного удара России следует разместить в космосе спутники-инспекторы, которые будут наблюдать за X-37B, а также создать мощное плазменное и лазерное оружие.

В мае журнал Popular Mechanics написал, что американские многоразовые X-37B существуют в единственной модификации и в настоящее время не предназначены под использование ядерного оружия. Издание называет использование мини-шаттла в качестве одного из способов сбросить бомбу на вероятного противника, например, Россию, не имеющим смысла, а подобную атаку — «невозможной». «Чтобы сбросить бомбу, скажем, на Москву, XB-37B должен был бы изменить свою орбиту. Это потребовало бы часы, а, возможно, и дни, что потенциально мог бы увидеть любой, особенно русские», — писал журнал.

Быстрая доставка новостей — в «Ленте дня» в Telegram

"Трумэн не знал, как сообщить о бомбе Сталину". Отрывок из книги о бомбардировке Хиросимы

Издательство "Альпина нон-фикшн" выпускает книгу Криса Уоллеса "Обратный отсчет: 116 дней до атомной бомбардировки Хиросимы", в которой рассказывается история бурных месяцев, недель и дней, предшествующих 6 августа 1945 года, когда президент США Гарри Трумэн отдает приказ сбросить бомбу на Хиросиму. ТАСС публикует отрывок о том, как президент сообщал новость о появлении у США атомной бомбы Иосифу Сталину, а также что чувствовали пилоты, сбрасывающие оружие массового уничтожения на японский город.

© Издательство "Альпина нон-фикшн"

Несмотря на тягостные предчувствия, Трумэн все более отчетливо понимал: он должен сбросить бомбу. Манхэттенский проект дал ему оружие, способное положить войне конец. Какими бы тяжелыми ни были потери японцев, они упорно отказывались сдаваться. Они сами не оставляли ему выбора. Но этот факт не делал принятие решения менее мучительным. Из того, что президент записал в своем дневнике на следующий день, видно, насколько серьезно он осознавал всю важность своего выбора: "Мы изобрели самое ужасное оружие в истории. Возможно, это тот самый разрушительный огонь, предсказанный пророками еще в долине Евфрата, в скором времени после Ноя и его легендарного ковчега". Эти мысли не давали ему покоя долгими бессонными ночами.

На эту тему

И вот сегодняшним утром, 24 июля, сидя в своем кабинете на вилле, главнокомандующий приступил к рассмотрению оперативных соображений. Позднее Трумэн будет вспоминать:

"Это оружие должно было быть применено против Японии в промежутке между тем моментом и 10 августа. Я приказал военному министру, господину Стимсону, использовать его так, чтобы целями стали военные объекты, солдаты и моряки, но не женщины и дети. Даже если японцы — дикари, если они жестоки, безжалостны и фанатичны, мы, как ведущая мировая держава, не могли сбросить эту бомбу ни на старую, ни на новую их столицу (Киотои Токио)".

В 11:30 Черчилль и группа британских военных прибыли в столовую "Белого домика" на совещание начальников штабов США и Великобритании. Возможно, Трумэн еще продолжал сомневаться, но то, что он услышал, укрепило его решимость идти вперед.

Первым делом он обратился к генералу армии Джорджу Маршаллу. Президент спросил его, какие, по последним оценкам, понадобятся жертвы, чтобы победить японцев на их территории. Маршалл рассказал о только что завершенной кровавой битве за Окинаву, в которой американские войска убили более 100 тыс. японцев, причем ни один японец не сдался. 

Маршалл сказал, что мирные граждане также скорее предпочтут совершить самоубийство, чем попасть в плен. Подобная картина наблюдалась и в ходе бомбардировок японских городов. После того как Соединенные Штаты за одну ночь уничтожили в Токио более 100 тыс. человек, это, по словам Маршалла, "не возымело никакого эффекта. Да, бомбежки разрушают японские города, но на моральный дух японцев они, насколько мы можем судить, не влияют".

Маршалл сказал Трумэну, что необходимо "шокировать [японцев] действием". Одним из способов это сделать могло стать вторжение на главные японские острова. Такая операция, по словам Маршалла, будет стоить от 250 тыс. до 1 млн жизней американских солдат и приведет к таким же потерям со стороны японцев. Другие военные согласились в оценках с Маршаллом. Все настаивали на том, что нужно закончить войну к ноябрю 1946 года.

На эту тему

Затем Трумэн спросил Стимсона, в каких городах размещены преимущественно военные производства. Министр прошелся по списку и назвал Хиросиму и Нагасаки. В этот момент Трумэн и сообщил собравшимся, что принял решение. Он использует атомную бомбу. Он "долго и тщательно" обдумывал вопрос, хотя ему и "не нравится это оружие".

Но, поскольку оно готово и находится в рабочем состоянии, он чувствует, что его применение становится неизбежным. Отказ от этого тоже имел бы свою цену. Чем ближе линия фронта подходила к основной территории японцев, тем более ожесточенно сражался враг. За три месяца, прошедшие с момента вступления Трумэна в должность, потери американцев на Тихом океане оказались лишь вдвое меньше, чем за три предыдущих года войны. Ни одно военное подразделение японцев не сдалось. Империя готовилась к вторжению, к самой кровопролитной из всех битв. 

Численность ее постоянной армии насчитывала более 2 млн человек, а все гражданские или уже получили оружие, или были обучены обращению с ним. Позднее Трумэн сказал:

— Мне пришло в голову, что четверть миллиона наших парней в расцвете сил стоят пары японских городов.

Итак, президент принял решение и должен был действовать. Необходимо было рассказать Сталину о Манхэттенском проекте и существовании нового сверхоружия. В 19:30, по окончании дневного заседания во дворце, Трумэн подошел к советской делегации и через русского переводчика обратился к Сталину. Он не стал просить о частной встрече и просто, "между делом", сообщил тому, что США обладают новым оружием необычайной разрушительной силы. Сказав это, Трумэн внутренне напрягся. Он не знал, как отреагирует Сталин. 

Рассердится ли он от того, что Соединенные Штаты реализовали такой крупный исследовательский и конструкторский проект и при этом годами держали его в секрете от своего союзника? Но Сталин ответил лишь, что рад слышать такую новость, и выразил надежду, что Соединенные Штаты "удачно используют это против японцев".

И все. Никаких вопросов о принципе действия оружия. Ни слова о том, что хорошо бы поделиться им с русскими. Американцы и британцы были шокированы. Американский переводчик даже усомнился в том, что сообщение было верно понято Сталиным. Затем Черчилль подошел к Трумэну и спросил:

— Ну, как прошло?

— Он не стал задавать вопросов, — ответил президент.

Но на самом деле Сталин был заинтересован. Просто он не был удивлен. Советы сами проводили исследования в этом направлении уже в течение трех лет. И они имели своего шпиона внутри Манхэттенского проекта. Ценную информацию Москве передавал Клаус Фукс, физик из Лос-Аламоса.

Фукс стал коммунистом много лет назад, после того как его семья подверглась преследованиям за высказывания против Третьего рейха. (Его отца отправили в концлагерь, а мать довели до самоубийства.) Он вступил в коммунистическую партию Германии, поскольку считал, что только коммунисты способны эффективно противостоять нацистам.

В конце концов Фукс бежал из Германии и получил в Англии докторскую степень по физике. В 1942 году он вместе с другими британскими учеными отправился в Нью-Йорк, чтобы работать над Манхэттенским проектом в Колумбийском университете. Там с ним и познакомился член коммунистической партии по имени Раймонд, который был агентом советской разведки.

В Лос-Аламосе Фукс начал работать в 1944 году. 2 июня 1945 года, за шесть недель до того, как Трумэн рассказал Сталину о сверхоружии, Фукс встретился с Раймондом в Санта-Фе. 

Сидя в своей машине, он достал из портфеля и передал конверт с секретными данными о "Толстяке", в том числе о его плутониевой начинке, взрывателе и электропроводке. Там же был и эскиз самой атомной бомбы. Несмотря на то что американские ученые радушно приняли Фукса в Лос-Аламосе, он оставался искренним приверженцем коммунизма и хранил верность Советскому Союзу, а не Соединенным Штатам.

При всем мнимом безразличии, которое Сталин проявил к сообщению Трумэна, один из членов российской делегации слышал, как той же ночью он обсуждал новость с Вячеславом Молотовым, министром иностранных дел. Молотов сказал, что пора "ускорить процесс" разработки советской бомбы. Впоследствии один видный историк подметит, что "гонка ядерных вооружений XX века началась во дворце Цецилиенхоф в 7:30 вечера 24 июля 1945 года".

"Боже, что мы наделали?"

За 43 секунды в свободном падении "Малыш" пролетел почти 9 км. Он взорвался на высоте 576 м над Хиросимой, примерно в 160 м к юго-востоку от моста Айой. В этот момент "Энола Гей" была уже в 10 км от точки сброса, удаляясь на предельной скорости, которую позволяли развить моторы.

На эту тему

Однако до безопасной зоны было еще далеко. Тиббетс внутренне приготовился встретить ударную волну, прикидывая, выдержит ли ее самолет или это их последние мгновения? Сидя спиной к городу, он не мог видеть разрушения, но понимал, что они должны быть очень сильными. Он даже мог попробовать их на вкус: зубы начало ломить, а во рту появился свинцовый привкус. "Наверняка это радиация", — подумал он.

Со своего места в хвосте самолета Кэрон мог видеть ударную волну, которая приближалась со скоростью звука. Она выглядела как дрожащее марево над асфальтом в жаркий день. "Святой Моисей, вот и оно", — пронеслось в голове Кэрона.

— Полковник, она идет на нас, — только и успел сказать он в микрофон. Волна ударила по самолету в 14,5 км к востоку от Хиросимы. B-29 содрогнулся и заскрипел. Раздались крики экипажа. Казалось, "Энола Гей" развалится прямо сейчас. Скрежет металла напомнил Тиббетсу о зенитных обстрелах, когда снаряды рвались рядом с бомбардировщиком во время боевых вылетов над Европой и Северной Африкой. Парсонс подумал о том же самом.

— Зенитки! — закричал он, прежде чем понял, что это ударная волна. Льюис описал это так, словно "великан ударил по самолету телеграфным столбом".

Сильная тряска прекратилась так же быстро, как и началась. Из всего экипажа B-29 видеть причиненные разрушения мог один только Кэрон. Когда ударная волна прошла, он попытался словами обрисовать другим то, чему стал свидетелем, но не смог. Тиббетс повернул самолет так, чтобы город увидел каждый. Когда Хиросима, а точнее, то, что от нее осталось, предстала перед глазами членов экипажа, их охватили сложные чувства: смесь изумления и скорби.

Багряное грибовидное облако поднималось на высоту почти 14 км над разрушенным ландшафтом. Роберту Шумарду, помощнику бортинженера, показалось, что это души погибших воспаряют на небеса.

На эту тему

Город внизу затянуло черным дымом. Ван Кирку это напомнило "котел с кипящим мазутом". Тиббетс увидел образ из "Ада" Данте: чад, "поднимавшийся снизу, как нечто кошмарное и живое". Из клубов дыма вырывалось пламя. Все вместе "бурлило, как раскаленная смола". Кэрон не мог оторвать взгляд от облака. Благодаря красноватой сердцевине оно "было похоже на лаву или патоку, залившую весь город".

Фереби, бомбардир, разглядел "обломки, которые кувыркались в облаке, — куски строений, превращенных в мусор и кипящую грязь". Ричарду Нельсону облако показалось "таким громадным и высоким", что оно грозило поглотить самолет.

Безер включил магнитофон. Необходимо было что-то сказать для отчета, но в тот момент никто не смог произнести ничего внятного. Все были потрясены. Магнитофон пришлось выключить. У Льюиса был настоящий шок. Только что он видел внизу оживленный город с лодчонками в узких каналах, с троллейбусами, спешащими по улицам, со школами и домами, фабриками и магазинами. Теперь все это было уничтожено.

Город исчез у него на глазах. Он превратился в "гигантскую мешанину из клубов дыма, обломков и пламени". Льюис попытался что-нибудь записать в свой блокнот для газеты, но все, что он смог, это нацарапать короткую фразу: "Боже, что мы наделали?"

Первая советская атомная бомба

Первая советская атомная бомба

Создание советской ядерной бомбы по сложности научных, технических и инженерных задач –значительное, поистине уникальное событие, оказавшее влияние на баланс политических сил в мире после Второй мировой войны. Решение этой задачи в нашей стране, не оправившейся еще от страшных разрушений и потрясений четырех военных лет, стало возможным в результате героических усилий ученых, организаторов производства, инженеров, рабочих и всего народа. Воплощение в жизнь Советского атомного проекта потребовало настоящего научно-технологического и промышленного переворота, который привел к появлению отечественной атомной отрасли. Этот трудовой подвиг оправдал себя. Овладев секретами производства ядерного оружия, наша Родина на долгие годы обеспечила военно-оборонный паритет двух ведущих государств мира – СССР и США. Ядерный щит, первым звеном которого стало легендарное изделие РДС-1, и сегодня защищает Россию.
Руководителем Атомного проекта был назначен И. Курчатов. С конца 1942 года он стал собирать ученых и специалистов, необходимых для решения проблемы. Первоначально общее руководство атомной проблемой осуществлял В. Молотов. Но 20 августа 1945 года (через несколько дней после атомной бомбардировки японских городов) Государственный Комитет Обороны принял решение о создании Специального Комитета, который возглавил Л. Берия. Именно он стал руководить Советским атомным проектом.
Первая отечественная атомная бомба имела официальное обозначение РДС-1. Расшифровывалось оно по-разному: «Россия делает сама», «Родина дарит Сталину» и т. д. Но в официальном постановлении СМ СССР от 21 июня 1946 года РДС получила формулировку – «Реактивный двигатель «С»».
В тактико-техническом задании (ТТЗ) указывалось, что атомная бомба разрабатывается в двух вариантах: с применением «тяжелого топлива» (плутония) и с применением «легкого топлива» (урана-235). Написание ТЗ на РДС-1 и последующая разработка первой советской атомной бомбы РДС-1 велась с учетом имевшихся материалов по схеме плутониевой бомбы США, испытанной в 1945 году. Эти материалы были предоставлены советской внешней разведкой. Важным источником информации был К. Фукс – немецкий физик, участник работ по ядерным программам США и Англии.
Разведматериалы по плутониевой бомбе США позволили избежать ряда ошибок при создании РДС-1, значительно сократить сроки ее разработки, уменьшить расходы. При этом с самого начала было ясно, что многие технические решения американского прототипа не являются наилучшими. Даже на начальных этапах советские специалисты могли предложить лучшие решения как заряда в целом, так и его отдельных узлов. Но безусловное требование руководства страны состояло в том, чтобы гарантированно и с наименьшим риском получить действующую бомбу уже к первому ее испытанию.
Ядерная бомба должна была изготавливаться в виде авиационной бомбы весом не более 5 тонн, диаметром не более 1,5 метра и длиной не более 5 метров. Эти ограничения были связаны с тем, что бомба разрабатывалась применительно к самолету ТУ-4, бомболюк которого допускал размещение «изделия» диаметром не более 1,5 метра.
По мере продвижения работ стала очевидной необходимость особой научно-исследовательской организации для конструирования и отработки самого «изделия». Ряд исследований, проводимых Лабораторией N2 АН СССР, требовал их развертывания в «удаленном и изолированном месте». Это означало: необходимо создать специальный научно-производственный центр для разработки атомной бомбы.

Создание КБ-11

С конца 1945 года шел поиск места для размещения сверхсекретного объекта. Рассматривались различные варианты. В конце апреля 1946 года Ю. Харитон и П. Зернов осмотрели Саров, где прежде находился монастырь, а теперь размещался завод N 550 Наркомата боеприпасов. В итоге выбор остановился на этом месте, которое было удалено от крупных городов и одновременно имело начальную производственную инфраструктуру.
Научно-производственная деятельность КБ-11 подлежала строжайшей секретности. Ее характер и цели были государственной тайной первостепенного значения. Вопросы охраны объекта с первых дней находились в центре внимания.

9 апреля 1946 года было принято закрытое постановление Совета Министров СССР о создании Конструкторского бюро (КБ-11) при Лаборатории N 2 АН СССР. Начальником КБ-11 был назначен П. Зернов, главным конструктором - Ю. Харитон.

Постановление Совета Министров СССР от 21 июня 1946 года определило жесткие сроки создания объекта: первая очередь должна была войти в строй 1 октября 1946 года, вторая - 1 мая 1947 года. Строительство КБ-11 («объекта») возлагалось на Министерство внутренних дел СССР. «Объект» должен был занять до 100 кв. километров лесов в зоне Мордовского заповедника и до 10 кв. километров в Горьковской области.
Стройка велась без проектов и предварительных смет, стоимость работ принималась по фактическим затратам. Коллектив строителей формировался с привлечением «специального контингента» - так обозначались в официальных документах заключенные. Правительством создавались особые условия обеспечения стройки. Тем не менее строительство шло трудно, первые производственные корпуса были готовы только в начале 1947 года. Часть лабораторий разместилась в монастырских строениях.

Объем строительных работ был велик. Предстояла реконструкция завода N 550 для возведения на имеющихся площадях опытного завода. Нуждалась в обновлении электростанция. Необходимо было построить литейно-прессовый цех для работы со взрывчатыми веществами, а также ряд зданий для экспериментальных лабораторий, испытательные башни, казематы, склады. Для проведения взрывных работ требовалось расчистить и оборудовать большие площадки в лесу.
Специальных помещений для научно-исследовательских лабораторий на начальном этапе не предусматривалось – ученые должны были занять двадцать комнат в главном конструкторском корпусе. Конструкторам, как и административным службам КБ-11, предстояло разместиться в реконструированных помещениях бывшего монастыря. Необходимость создать условия для прибывающих специалистов и рабочих заставляла уделять все большее внимание жилому поселку, который постепенно приобретал черты небольшого города. Одновременно со строительством жилья возводился медицинский городок, строились библиотека, киноклуб, стадион, парк и театр.

17 февраля 1947 года постановлением Совета Министров СССР за подписью Сталина КБ-11 было отнесено к особо режимным предприятиям с превращением его территории в закрытую режимную зону. Саров был изъят из административного подчинения Мордовской АССР и исключен из всех учетных материалов. Летом 1947 года периметр зоны был взят под войсковую охрану.

Работы в КБ-11

Мобилизация специалистов в ядерный центр осуществлялась вне зависимости от их ведомственной принадлежности. Руководители КБ-11 вели поиск молодых и перспективных ученых, инженеров, рабочих буквально во всех учреждениях и организациях страны. Все кандидаты на работу в КБ-11 проходили специальную проверку в службах госбезопасности.
Создание атомного оружия явилось итогом работы большого коллектива. Но он состоял не из безликих «штатных единиц», а из ярких личностей, многие из которых оставили заметный след в истории отечественной и мировой науки. Здесь был сконцентрирован значительный потенциал как научный, конструкторский, так и исполнительский, рабочий.

В 1947 году в КБ-11 прибыло на работу 36 научных сотрудников. Они были откомандированы из различных институтов, в основном из Академии наук СССР: Института химической физики, Лаборатории N2, НИИ-6 и Института машиноведения. В 1947 году в КБ-11 работало 86 инженерно-технических работников.
С учетом тех проблем, которые предстояло решить в КБ-11, намечалась очередность формирования его основных структурных подразделений. Первые научно-исследовательские лаборатории начали работать весной 1947 года по следующим направлениям:
лаборатория N1 (руководитель - М. Я. Васильев) – отработка конструктивных элементов заряда из ВВ, обеспечивающих сферически сходящуюся детонационную волну;
лаборатория N2 (А. Ф. Беляев) – исследования детонации ВВ;
лаборатория N3 (В. А. Цукерман) – рентгенографические исследования взрывных процессов;
лаборатория N4 (Л. В. Альтшулер) – определение уравнений состояния;
лаборатория N5 (К. И. Щелкин) - натурные испытания;
лаборатория N6 (Е. К. Завойский) - измерения сжатия ЦЧ;
лаборатория N7 (А. Я. Апин) – разработка нейтронного запала;
лаборатория N8 (Н. В. Агеев) - изучение свойств и характеристик плутония и урана в целях применения в конструкции бомбы.
Начало полномасштабных работ первого отечественного атомного заряда можно отнести к июлю 1946 года. В этот период в соответствии с решением Совета Министров СССР от 21 июня 1946 года Ю. Б. Харитоном было подготовлено «Тактико-техническое задание на атомную бомбу».

В ТТЗ указывалось, что атомная бомба разрабатывается в двух вариантах. В первом из них рабочим веществом должен быть плутоний (РДС-1), во втором – уран-235 (РДС-2). В плутониевой бомбе переход через критическое состояние должен достигаться за счет симметричного сжатия плутония, имеющего форму шара, обычным взрывчатым веществом (имплозивный вариант). Во втором варианте переход через критическое состояние обеспечивается соединением масс урана-235 с помощью взрывчатого вещества («пушечный вариант»).
В начале 1947 года начинается формирование конструкторских подразделений. Первоначально все конструкторские работы были сконцентрированы в едином научно-конструкторском секторе (НКС) КБ-11, который возглавлял В. А. Турбинер.
Интенсивность работы в КБ-11 с самого начала была очень велика и постоянно возрастала, поскольку первоначальные планы, с самого начала очень обширные, с каждым днем увеличивались по объему и глубине проработки.
Проведение взрывных опытов с крупными зарядами из ВВ было начато весной 1947 года на еще строящихся опытных площадках КБ-11. Наибольший объем исследований предстояло выполнить в газодинамическом секторе. В связи с этим туда в 1947 году было направлено большое число специалистов: К. И. Щелкин, Л. В. Альтшулер, В. К. Боболев, С. Н. Матвеев, В. М. Некруткин, П. И. Рой, Н. Д. Казаченко, В. И. Жучихин, А. Т. Завгородний, К. К. Крупников, Б. Н. Леденев, В. М. Малыгин, В. М. Безотосный, Д. М. Тарасов, К. И. Паневкин, Б. А. Терлецкая и другие.
Экспериментальные исследования газодинамики заряда проводились под руководством К. И. Щелкина, а теоретические вопросы разрабатывались находившейся в Москве группой, возглавляемой Я. Б. Зельдовичем. Работы проводились в тесном взаимодействии с конструкторами и технологами.

Разработкой «НЗ» (нейтронного запала) занялись А.Я. Апин, В.А. Александрович и конструктор А.И. Абрамов. Для достижения необходимого результата требовалось освоить новую технологию использования полония, обладающего достаточно высокой радиоактивностью. При этом нужно было разработать сложную систему защиты контактирующих с полонием материалов от его альфа-излучения.
В КБ-11 длительное время велись исследования и конструкторская проработка наиболее прецизионного элемента заряда-капсюля-детонатора. Это важное направление вели А.Я. Апин, И.П. Сухов, М.И. Пузырев, И.П. Колесов и другие. Развитие исследований потребовало территориального приближения физиков-теоретиков к научно-исследовательской, конструкторской и производственной базе КБ-11. С марта 1948 года в КБ-11 стал формироваться теоретический отдел под руководством Я.Б. Зельдовича.
Ввиду большой срочности и высокой сложности работ в КБ-11 стали создаваться новые лаборатории и производственные участки, и откомандированные на них лучшие специалисты Советского Союза осваивали новые высокие стандарты и жесткие условия производства.

Планы, сверстанные в 1946 году, не могли учесть многих сложностей, открывавшихся участникам атомного проекта по мере продвижения вперед. Постановлением СМ N 234-98 сс/оп от 08.02.1948 г. Сроки изготовления заряда РДС-1 были отнесены на более поздний срок – к моменту готовности деталей заряда из плутония на Комбинате N 817.
В отношении варианта РДС-2 к этому времени стало ясно, что его нецелесообразно доводить до стадии испытаний из-за относительно низкой эффективности этого варианта по сравнению с затратами ядерных материалов. Работы по РДС-2 были прекращены в середине 1948 года.

По постановлению Совета Министров СССР от 10 июня 1948 года назначены: первым заместителем главного конструктора «объекта» - Щелкин Кирилл Иванович; заместителями главного конструктора объекта - Алферов Владимир Иванович, Духов Николай Леонидович.
В феврале 1948 года в КБ-11 напряженно работало 11 научных лабораторий, в том числе теоретики под руководством Я.Б. Зельдовича, переехавшие на объект из Москвы. В состав его группы входили Д. Д. Франк-Каменецкий, Н. Д. Дмитриев, В. Ю. Гаврилов. Экспериментаторы не отставали от теоретиков. Важнейшие работы выполнялись в отделах КБ-11, которые отвечали за подрыв ядерного заряда. Конструкция его была ясна, механизм подрыва - тоже. В теории. На практике требовалось вновь и вновь проводить проверки, осуществлять сложные опыты.
Очень активно работали и производственники - те, кому предстояло воплотить замыслы ученых и конструкторов в реальность. Руководителем завода в июле 1947 г. был назначен А. К Бессарабенко, главным инженером стал Н. А. Петров, начальниками цехов - П. Д. Панасюк, В. Д. Щеглов, А. И. Новицкий, Г .А. Савосин, А.Я. Игнатьев, В. С. Люберцев.

В 1947 году в структуре КБ-11 появился второй опытный завод - для производства деталей из взрывчатых веществ, сборки опытных узлов изделия и решения многих других важных задач. Результаты расчетов и конструкторских проработок быстро воплощались в конкретные детали, узлы, блоки. Эту по высшим меркам ответственную работу выполняли два завода при КБ-11. Завод N 1 осуществлял изготовление многих деталей и узлов РДС-1 и затем - их сборку. Завод N 2 (его директором стал А. Я. Мальский) занимался практическим решением разнообразных задач, связанных с получением и обработкой деталей из ВВ. Сборка заряда из ВВ проводилась в цехе, которым руководил М.  А. Квасов.

Каждый пройденный этап ставил перед исследователями, конструкторами, инженерами, рабочими новые задачи. Люди работали по 14-16 часов в день, полностью отдаваясь делу. 5 августа 1949 года заряд из плутония, изготовленный на Комбинате N 817, был принят комиссией во главе с Харитоном и затем отправлен литерным поездом в КБ-11. Здесь в ночь с 10-го на 11-е августа была проведена контрольная сборка ядерного заряда. Она показала: РДС-1 соответствует техническим требованиям, изделие пригодно для испытаний на полигоне.

Далее>>>

ФСБ: Япония планировала применить бактериологическую бомбу в 1944 году

https://ria.ru/20210816/bomba-1745859461.html

ФСБ: Япония планировала применить бактериологическую бомбу в 1944 году

ФСБ: Япония планировала применить бактериологическую бомбу в 1944 году - РИА Новости, 17.08.2021

ФСБ: Япония планировала применить бактериологическую бомбу в 1944 году

Япония планировала применить бактериологическую бомбу в 1944 году, это следует из документов, впервые рассекреченных ФСБ России. РИА Новости, 17.08.2021

2021-08-16T03:09

2021-08-16T03:09

2021-08-17T18:50

в мире

япония

федеральная служба безопасности рф (фсб россии)

вторая мировая война (1939-1945)

россия

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn22.img.ria.ru/images/07e5/08/11/1746129791_0:108:2048:1260_1920x0_80_0_0_a70938ee538eabb29edb5e56d5f55656.jpg

МОСКВА, 16 авг - РИА Новости. Япония планировала применить бактериологическую бомбу в 1944 году, это следует из документов, впервые рассекреченных ФСБ России.Среди архивных материалов, включая трофейные, с которыми ознакомилось РИА Новости, - протоколы допросов последнего главнокомандующего Квантунской армией Отодзо Ямады, проведенных, начиная с 1945 года и до декабря 1949 года, уже в рамках Хабаровского процесса. Причем ранние протоколы публично представлены впервые. Позиция экс-главнокомандующего, как следует из протоколов, менялась под влиянием свидетельских показаний других японских военнопленных – от полной забывчивости к признанию фактов совершения преступлений.Ямада в январе 1938 года был назначен командующим 3-й армии, которая размещалась в Маньчжурии на границе с Советским Союзом, а с 1944 года стал главнокомандующим Квантунской армией.В ходе допроса бывшему главкому зачитали показания свидетеля Мацумуры о том, что тот осенью 1944 года устно доложил Ямаде о применении бактериологической бомбы "системы Исии"."Показания свидетеля Мацумура я не отрицаю… Как я уже ранее показал, этот доклад был мной одобрен", - сказал Ямада.Эта бактериологическая бомба называлась в честь генерал-лейтенанта Сиро Исии — микробиолога, начальника специального отряда 731 Квантунской армии, проводившего биологические опыты над корейскими, китайскими и советскими военнопленными. Как следует из исторических материалов, Исии изобрел специальную бомбу, которая бы демонстрировала возможность максимально эффективного применения бактериологического оружия. Главная особенность этой бомбы заключалась в том, что у нее был керамический корпус, начиненный чумными блохами. Бомба взрывалась бы на высоте 50-100 метров над поверхностью земли, что обеспечивало максимально широкое заражение местности.Двадцать седьмого сентября 1940 года в Берлине был подписан Тройственный пакт, который закрепил формирование ядра агрессивных государств. Токио выступило союзником Берлина. Заключение 13 апреля 1941 года в Москве договора о взаимном нейтралитете СССР и Японии позволило на некоторое время обезопасить восточные границы Советского Союза, но не изменило общей расстановки сил.В годы войны Япония оставалась союзником гитлеровской Германии и не отказалась от плана войны против Советского Союза. Всеми своими действиями она целенаправленно нарушала достигнутые с СССР договоренности о нейтралитете, разрабатывая план военных действий и совершая регулярные диверсии в отношении советской стороны.Готовясь к войне против СССР и других государств, японские правящие круги и национальные спецслужбы возлагали большие надежды на применение в боевых условиях бактериологического оружия, проводя при этом его разработку, испытания и совершенствование. Оно рассматривалось японскими милитаристами как средство, способное сыграть чуть ли не решающую роль в борьбе с войсками противника.Разработка бактериологического оружия и его испытания, в том числе над живыми людьми, велись спецотрядами 731 и 100 Квантунской армии. В протоколах допросов Ямады и других японских военнопленных четко говорится, что в 1944 года руководство Квантунской армии дало распоряжение увеличить производство бактериологической массы, что свидетельствует от решительной подготовке к бактериологической войне.В отрядах 731 и 100 ставили опыты по заражению людей бактериями чумы, сибирской язвы, холеры, тифа, газовой гангрены. Большинство зараженных умирало в страшных муках. Те, кто выздоравливал, подвергались повторным опытам и, в конце концов, тоже умерщвлялись. У живых людей вырезали внутренние органы, чтобы посмотреть, как инфекция распространяется по организму. Японские военные проводили и другие бесчеловечные эксперименты над людьми, неизбежно приводившие к их гибели.По воспоминаниям сотрудников отряда 731, всего за время его существования в стенах лабораторий погибло около трех тысяч человек, над которыми проводились жестокие опыты. По другим оценкам, число погибших достигает десяти тысяч человек.Восьмого августа 1945 года СССР, имея неоспоримые доказательства подготовки Японией бактериологического оружия и принимая во внимания союзнический тандем Токио и Берлина, объявил японцам войну. На следующий день началась Дальневосточная кампания советских войск, включавшая три операции: Маньчжурскую стратегическую наступательную, Южно-Сахалинскую наступательную и Курильскую десантную.Вступление Советского Союза в войну и разгром Квантунской группировки определили безоговорочную капитуляцию Японии. Спустя неделю после начала операции император Хирохито в обращении к японской нации объявил о капитуляции, 16 августа главнокомандующий Квантунской армии Отодзо Ямада приказал своим войскам сдаться.Второго сентября 1945 года правительство Японии подписало Акт о капитуляции, что ознаменовало собой окончание Второй мировой войны.Последней точкой в завершении Второй мировой войны стал Хабаровский процесс: 25-30 декабря 1949 года в Хабаровске военный трибунал Приморского военного округа рассмотрел дело по обвинению японских военных в подготовке и применении бактериологического оружия.Главным фигурантом процесса был Ямада. Трибунал установил, что он руководил преступной деятельностью подчиненных ему отрядов 731 и 100 по подготовке бактериологической войны, поощряя производимые в этих отрядах зверские убийства тысяч людей во время производства всевозможных экспериментов по применению бактериологического оружия. Ямада принимал меры к тому, чтобы отряды 731 и 100 были полностью готовы к бактериологической войне и чтобы их производственная мощь обеспечивала потребности Квантунской армии в бактериологическом оружии. По приговору трибунала военачальник получил 25 лет лагерей - высшую меру наказания в СССР в то время.Сам Исии избежал наказания. В 1945 году его укрыли американцы, впоследствии он работал как в Японии, так и в США. Умер в 1959 году на родине.

https://ria.ru/20210809/arkhivy-1745124076.html

https://ria.ru/20210809/yad-1744998605.html

https://ria.ru/20210809/dokumenty-1744983509.html

https://ria.ru/20210808/fsb-1744902140.html

https://ria.ru/20210602/oruzhie-1735185483.html

япония

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e5/08/11/1746129791_0:0:2049:1536_1920x0_80_0_0_2b3c1aee3f81da007e21c3ccc24d342f.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в мире, япония, федеральная служба безопасности рф (фсб россии), вторая мировая война (1939-1945), россия

МОСКВА, 16 авг - РИА Новости. Япония планировала применить бактериологическую бомбу в 1944 году, это следует из документов, впервые рассекреченных ФСБ России.

Среди архивных материалов, включая трофейные, с которыми ознакомилось РИА Новости, - протоколы допросов последнего главнокомандующего Квантунской армией Отодзо Ямады, проведенных, начиная с 1945 года и до декабря 1949 года, уже в рамках Хабаровского процесса. Причем ранние протоколы публично представлены впервые.

© ФСБ РоссииПротоколы допросов последнего главнокомандующего Квантунской армией Отодзо Ямады

1 из 3

Протоколы допросов последнего главнокомандующего Квантунской армией Отодзо Ямады

© ФСБ РоссииПротоколы допросов последнего главнокомандующего Квантунской армией Отодзо Ямады

2 из 3

Протоколы допросов последнего главнокомандующего Квантунской армией Отодзо Ямады

© ФСБ РоссииПротоколы допросов последнего главнокомандующего Квантунской армией Отодзо Ямады

3 из 3

Протоколы допросов последнего главнокомандующего Квантунской армией Отодзо Ямады

1 из 3

Протоколы допросов последнего главнокомандующего Квантунской армией Отодзо Ямады

2 из 3

Протоколы допросов последнего главнокомандующего Квантунской армией Отодзо Ямады

3 из 3

Протоколы допросов последнего главнокомандующего Квантунской армией Отодзо Ямады

Позиция экс-главнокомандующего, как следует из протоколов, менялась под влиянием свидетельских показаний других японских военнопленных – от полной забывчивости к признанию фактов совершения преступлений.

Ямада в январе 1938 года был назначен командующим 3-й армии, которая размещалась в Маньчжурии на границе с Советским Союзом, а с 1944 года стал главнокомандующим Квантунской армией.

9 августа, 23:44

В СПЧ прокомментировали раскрытие архивов о планах Японии в войне с СССР

В ходе допроса бывшему главкому зачитали показания свидетеля Мацумуры о том, что тот осенью 1944 года устно доложил Ямаде о применении бактериологической бомбы "системы Исии".

"Показания свидетеля Мацумура я не отрицаю… Как я уже ранее показал, этот доклад был мной одобрен", - сказал Ямада.

Эта бактериологическая бомба называлась в честь генерал-лейтенанта Сиро Исии — микробиолога, начальника специального отряда 731 Квантунской армии, проводившего биологические опыты над корейскими, китайскими и советскими военнопленными. Как следует из исторических материалов, Исии изобрел специальную бомбу, которая бы демонстрировала возможность максимально эффективного применения бактериологического оружия. Главная особенность этой бомбы заключалась в том, что у нее был керамический корпус, начиненный чумными блохами. Бомба взрывалась бы на высоте 50-100 метров над поверхностью земли, что обеспечивало максимально широкое заражение местности.

Двадцать седьмого сентября 1940 года в Берлине был подписан Тройственный пакт, который закрепил формирование ядра агрессивных государств. Токио выступило союзником Берлина. Заключение 13 апреля 1941 года в Москве договора о взаимном нейтралитете СССР и Японии позволило на некоторое время обезопасить восточные границы Советского Союза, но не изменило общей расстановки сил.

9 августа, 10:17

"Пирожки с ядом": ФСБ раскрыла планы японцев по диверсии против СССР

В годы войны Япония оставалась союзником гитлеровской Германии и не отказалась от плана войны против Советского Союза. Всеми своими действиями она целенаправленно нарушала достигнутые с СССР договоренности о нейтралитете, разрабатывая план военных действий и совершая регулярные диверсии в отношении советской стороны.

Готовясь к войне против СССР и других государств, японские правящие круги и национальные спецслужбы возлагали большие надежды на применение в боевых условиях бактериологического оружия, проводя при этом его разработку, испытания и совершенствование. Оно рассматривалось японскими милитаристами как средство, способное сыграть чуть ли не решающую роль в борьбе с войсками противника.

Разработка бактериологического оружия и его испытания, в том числе над живыми людьми, велись спецотрядами 731 и 100 Квантунской армии. В протоколах допросов Ямады и других японских военнопленных четко говорится, что в 1944 года руководство Квантунской армии дало распоряжение увеличить производство бактериологической массы, что свидетельствует от решительной подготовке к бактериологической войне.

9 августа, 07:06

ФСБ опубликовала японское "Руководство к секретной войне" 1944 года

В отрядах 731 и 100 ставили опыты по заражению людей бактериями чумы, сибирской язвы, холеры, тифа, газовой гангрены. Большинство зараженных умирало в страшных муках. Те, кто выздоравливал, подвергались повторным опытам и, в конце концов, тоже умерщвлялись. У живых людей вырезали внутренние органы, чтобы посмотреть, как инфекция распространяется по организму. Японские военные проводили и другие бесчеловечные эксперименты над людьми, неизбежно приводившие к их гибели.

По воспоминаниям сотрудников отряда 731, всего за время его существования в стенах лабораторий погибло около трех тысяч человек, над которыми проводились жестокие опыты. По другим оценкам, число погибших достигает десяти тысяч человек.

Восьмого августа 1945 года СССР, имея неоспоримые доказательства подготовки Японией бактериологического оружия и принимая во внимания союзнический тандем Токио и Берлина, объявил японцам войну. На следующий день началась Дальневосточная кампания советских войск, включавшая три операции: Маньчжурскую стратегическую наступательную, Южно-Сахалинскую наступательную и Курильскую десантную.

Вступление Советского Союза в войну и разгром Квантунской группировки определили безоговорочную капитуляцию Японии. Спустя неделю после начала операции император Хирохито в обращении к японской нации объявил о капитуляции, 16 августа главнокомандующий Квантунской армии Отодзо Ямада приказал своим войскам сдаться.

8 августа, 10:05

ФСБ впервые рассекретила доказательства подготовки Японии к войне с СССР

Второго сентября 1945 года правительство Японии подписало Акт о капитуляции, что ознаменовало собой окончание Второй мировой войны.

Последней точкой в завершении Второй мировой войны стал Хабаровский процесс: 25-30 декабря 1949 года в Хабаровске военный трибунал Приморского военного округа рассмотрел дело по обвинению японских военных в подготовке и применении бактериологического оружия.

Главным фигурантом процесса был Ямада. Трибунал установил, что он руководил преступной деятельностью подчиненных ему отрядов 731 и 100 по подготовке бактериологической войны, поощряя производимые в этих отрядах зверские убийства тысяч людей во время производства всевозможных экспериментов по применению бактериологического оружия. Ямада принимал меры к тому, чтобы отряды 731 и 100 были полностью готовы к бактериологической войне и чтобы их производственная мощь обеспечивала потребности Квантунской армии в бактериологическом оружии. По приговору трибунала военачальник получил 25 лет лагерей - высшую меру наказания в СССР в то время.

Сам Исии избежал наказания. В 1945 году его укрыли американцы, впоследствии он работал как в Японии, так и в США. Умер в 1959 году на родине.

2 июня, 06:48

США проверяют сообщения об утечке данных о ядерном оружии в Европе

Рассекречены документы о готовности Японии в 1944 году применить чумную бомбу | Новости | Известия

ФСБ России впервые рассекретило архивные документы, из которых следует, что в 1944 году милитаристская Япония планировала применить бактериологическую бомбу в 1944 году. Об этом в понедельник, 16 августа, сообщает «РИА Новости».

Среди материалов фигурируют протоколы допросов последнего главнокомандующего Квантунской армией Отодзо Ямады, проведенных, начиная с 1945 года и до декабря 1949 года, уже в рамках Хабаровского процесса. Причем ранние протоколы представлены впервые.

В одном из документов говорится, что Ямаду ознакомили с показаниями свидетеля Мацумуры, где тот свидетельствует, что осенью 1944 года устно доложил главкому о применении бактериологической бомбы «системы Исии».

«Показания свидетеля Мацумура я не отрицаю… Как я уже ранее показал, этот доклад был мной одобрен», — сказал Ямада.

Бактериологическая бомба была названа в честь генерал-лейтенанта Сиро Исии — микробиолога, начальника специального отряда 731 Квантунской армии, проводившего биологические опыты над корейскими, китайскими и советскими военнопленными. У нее был керамический корпус, начиненный чумными блохами. Бомба взрывалась бы на высоте 50–100 м над поверхностью земли, что обеспечивало максимальную площадь заражения.

В отрядах 731 и 100 Квантунской армии ставили бесчеловечные опыты по заражению людей бактериями чумы, сибирской язвы, холеры, тифа, газовой гангрены. Большинство зараженных умирало в страшных муках. Выживших подвергали повторным опытам вплоть до их смерти.

В протоколах допросов Ямады и других японских военнопленных четко говорится, что в 1944 года руководство Квантунской армии дало распоряжение увеличить производство «бактериологической массы», что свидетельствует о решительной подготовке к бактериологической войне.

Всего, по разным оценкам, за время существования отряда 731 в стенах лабораторий погибло от 3 до 10 тыс. человек.

Хабаровский военный трибунал Приморского военного округа в декабре 1949 года приговорил Отодзу Ямаду к 25 годам лагерей.

Создатель бомбы Сиро Исия избежал наказания. В 1945 году его укрыли американцы, впоследствии он работал как в Японии, так и в США. Умер в 1959 году на родине.

По итогам Второй мировой войны Россия и Япония так и не подписали мирного договора. Основной загвоздкой в достижении договоренностей являются притязания Токио на Южные Курилы. Япония до сих пор называет острова Кунашир, Итуруп и ряд территорий Малой Курильской гряды своими северными территориями, хотя по итогам войны они перешли СССР.

4 июня президент России Владимир Путин заявил, что поправка к Конституции РФ о запрете на отчуждение территорий не означает, что переговоры по мирному договору с Японией должны быть приостановлены.

выпуск - бомба

Сколько ядерного оружия в мире? В какой стране больше всего? И насколько они сильны?

Узнайте факты. В курсе.

  1. Разработчики первой атомной бомбы были обеспокоены тем, что ядерный взрыв может воспламенить земную атмосферу и убить все живое на Земле. Они все равно пошли дальше и испытали ядерное устройство.
  2. Единственная водородная бомба, взорванная в здании Капитолия, может произвести достаточно радиоактивных осадков, чтобы убить всех в Вашингтоне, округ Колумбия.C., все в Балтиморе, все в Филадельфии и половина населения Нью-Йорка, со смертельным исходом на севере, вплоть до Бостона.
  3. Хотя Пентагон утверждает, что в Соединенных Штатах было всего 32 аварии с ядерным оружием во время холодной войны, на самом деле их больше тысячи.
  4. После просмотра фильма «День после», описывающего ужасы ядерной войны, президент Рональд Рейган стал решительным и искренним сторонником отмены всего ядерного оружия.
  5. В настоящее время в мире более 15 000 единиц ядерного оружия. В США и России их более 90 процентов.
  6. Многие из ядерных боеголовок в американском арсенале примерно в двадцать раз мощнее атомной бомбы, разрушившей Хиросиму.
  7. Одна американская подводная лодка с баллистическими ракетами способна уничтожить более ста городов. У Соединенных Штатов есть четырнадцать таких подводных лодок.
  8. Ни в одной стране мира нет пунктов неотложной медицинской помощи, которые могли бы справиться с детонацией единичного ядерного оружия в крупном городе. Выжившим в этом городе придется постоять за себя.
  9. Относительно небольшая ядерная война между Индией и Пакистаном, в которой задействовано около сотни единиц оружия, может убить более миллиарда человек.
  10. 30 августа 2007 года обслуживающая бригада на базе ВВС Барксдейл в Луизиане с удивлением обнаружила, что на взлетно-посадочной полосе был припаркован бомбардировщик B-52 с шестью крылатыми ракетами с ядерными боеголовками.Оружие было ошибочно извлечено из бункера в Северной Дакоте, загружено в самолет, перелетено через Соединенные Штаты и оставлено без присмотра. В течение полутора дней никто в ВВС не осознавал, что полдюжины ядерных боеприпасов пропало.
  11. 17 мая 2014 г. во время технического обслуживания ракеты Minuteman в шахте недалеко от Питца, штат Колорадо, рабочая бригада повредила ракету. Почти два года спустя ВВС до сих пор не раскрывают, что произошло во время аварии и насколько сильно ракета была повреждена.
  12. В феврале 2015 года бывший стартовый офицер ракетного комплекса Minuteman в Северной Дакоте был приговорен к двадцати пяти годам тюремного заключения. Во время службы в ВВС и укомплектования подпольного центра управления, отвечающего за десять межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками, этот офицер также был лидером уличной банды, занимающейся насилием, продавал запрещенные наркотики и организовывал обмен денег на секс с несовершеннолетними. девушки.
  13. В июне 2015 года генерал Джеймс Картрайт утверждал, что продолжающаяся угроза, исходящая от кибератак, является одной из причин, по которой США и Россия должны вывести свои ракеты из состояния боевой готовности.Картрайт раньше возглавлял Стратегическое командование США, отвечая за все ядерное оружие Америки. «Вас либо взломали, но вы не признаете этого, - предупредил он, - либо вас взломали, и вы этого не знаете».
  14. В марте 2016 года четырнадцать летчиков, ответственных за безопасность ядерных боеголовок и ракет Минитмен на базе ВВС Ф.Э.Уоррен, были отстранены от дежурства. Их расследуют за употребление запрещенных наркотиков, в том числе кокаина.

Скачать версию для печати.

Источники некоторых фактов о ядерном оружии можно найти здесь.

Президенты, генералы и тайная история ядерной войны: Каплан, Фред: 9781982107291: Amazon.com: Книги

Введение в Бомба

В течение тридцати лет после окончания холодной войны почти никто не думал о многом. меньше беспокоит ядерная война. Теперь почти все напуганы. Но страх принимает форму смутно парализованной тревоги. Из-за долгой передышки от тени бомбы мало кто знает, как оценить ее размеры; они забыли, если они когда-либо знали.

Отпуск из истории закончился 8 августа 2017 года, когда президент Дональд Трамп, всего лишь за шесть месяцев пребывания у власти, заявил журналистам на своем гольф-курорте в Бедминстере, штат Нью-Джерси, что, если северокорейцы будут продолжать угрожать Соединенным Штатам жесткой риторикой и ракетами, испытания, «они будут встречены огнем и яростью, каких мир никогда не видел».

Даже тем, кто не помнит аналогичное описание президентом Гарри Трумэном, семьдесят двумя годами ранее, атомной бомбы, разрушившей Хиросиму («разрушительный дождь с воздуха, подобного которому никогда не было на Земле. »), Было ясно, что более воинственным языком, чем любой президент со времен окончания Второй мировой войны, Трамп говорил о запуске ядерного оружия в Северной Корее - не в том случае, если ее лидер Ким Чен Ын первым напал на Соединенные Штаты, но только если он разовьет способность делать это.

Затем, шесть месяцев спустя, Трамп подписал и выпустил «Обзор ядерной политики» своей администрации, документ объемом семьдесят четыре страницы, в котором содержится призыв к созданию новых типов ядерного оружия и их интеграции с военными планами войны с обычными вооружениями - короче говоря, для решения проблемы ядерного оружия. оружие как обычно. Сверкали красные огни, бешено звенели сигнальные колокола.

Но вот то, что мало кто осознавал: ни одно из этих понятий не было новым. Сам президент казался отклонением от нормы, его характер - неустойчивый, вспыльчивый, тонкокожий, умышленно неинформированный - взрывоопасная смесь для мирового лидера, который «держит руку на пульсе».«Но кнопка и все вокруг были такими же. В те десятилетия, когда большинство из нас предпочли забыть о бомбе - когда глобальная напряженность утихла, убежища от радиоактивных осадков рухнули, а мы обратили взоры на другие проблемы и удовольствия - машина ядерной войны продолжала грохотать в совершенно секретных комнатах Пентагон, штаб Стратегического командования в Омахе, оружейные лаборатории в различных частях страны и аналитические центры, обитатели которых никогда не переставали думать о немыслимом.

Все они занимались своими единственными задачами, борясь с дилеммами, порожденными существованием бомбы: как сдержать ядерную войну; как вести ядерную войну, если ее невозможно сдержать; как победить, если такое возможно. Такова природа ядерной эры, и эта эра никогда не приостанавливалась, даже если бы это случилось с нашим вниманием. Трамп вывел нас из спячки: напомнил тем, кто был достаточно взрослым, чтобы знать, и сообщил тем, кто еще не знал, что бомба все еще здесь.

На протяжении многих лет офицеры и официальные лица публично описывали ядерную политику Америки как средство сдерживания второго удара: если противник нанесет нам ядерный удар, мы ответим тем же; эта сила возмездия удерживает врага от нападения на нас.В действительности, однако, американская политика всегда заключалась в том, чтобы первым нанести превентивный удар или в ответ на обычное вторжение на территорию союзников, или на биологическую или крупномасштабную кибератаку: в любом случае, не , а просто как ответ на ядерный удар. атака. Все эти варианты предусматривают применение ядерного оружия по военным целям в военных целях; они рассматривают бомбу как военное оружие в целом. Это видение было закреплено в американских военных доктринах, учениях и учениях с начала ядерной эры на всех ее этапах.Большинство президентов скептически отнеслись к этому видению - морально, стратегически, практически - но ни один из них не отверг его. Некоторые пригрозили сначала запустить ядерное оружие как способ урегулирования кризиса. Те немногие, кто рассматривал возможность принятия политики «неприменения первым», в конце концов отказались от нее.

Есть основания для этих доктрин, упражнений и упражнений, а также для сохранения варианта первого использования. Они движимы политикой, личностями и бюрократическим соперничеством, но также и логикой, которая, как только ее предпосылки принимаются, швыряет своих сторонников - и всех нас - в кроличью нору все более и более причудливых сценариев, которые кажутся все более и более странными , чем глубже они исследуются.

Понимание ядерной эры - эпохи нашей жизни - означает понимание кроличьей норы: кто ее выкопал и как мы застряли внутри. Это означает прослеживание лабиринта его туннелей, то есть дуги его истории: история, запутанная в секрете, часть из которой все еще секретна, большая часть теперь освещена - рассекреченными документами и интервью с ключевыми действующими лицами - хотя никогда полностью сказал. Как мы дошли до этого второго пришествия ядерной паники?

Как мы получили тысячи единиц ядерного оружия, гораздо больше, чем можно было оправдать военными целями? Что стимулировало гонку ядерных вооружений в течение десятилетий холодной войны? А что случилось с оружием и его хранителями после окончания холодной войны? Как и почему все это сохранилось?

Бомба: президенты, генералы и тайная история ядерной войны


июнь 2020 г.

Бомба: президенты, генералы и тайная история ядерной войны
Фред Каплан (Саймон и Шустер, 2020 г. ), 384 с.

Отзыв от Нины Танненвальд

Обуздание планировщиков ядерной войны: неоднозначная история У.S. Гражданские лидеры

В конце 1980-х годов книгу Фреда Каплана «Волшебники Армагеддона» необходимо было прочитать, если вы надеялись сдать экзамены по специальности «Безопасность». Эта книга, как уместно предположить ее название, была сосредоточена на теоретиках ядерного сдерживания и других «оборонных интеллектуалах», чьи новаторские идеи о сдерживании помогли сформировать ядерную стратегию США во время холодной войны. Теперь ставшая культовой классикой для ядерных ботаников, это была новаторская интеллектуальная история людей и идей, лежащих в основе концепции ядерного сдерживания.

Новейшая книга Каплана, выпущенная 36 лет спустя, синтезирует целую жизнь исследований и отчетов, чтобы предоставить обзор политики ядерного сдерживания США с 1945 года по настоящее время с точки зрения президентов, их советников и генералов, отвечающих за ядерный арсенал. . Каплан, давний обозреватель журнала Slate по вопросам национальной безопасности, прослеживает их усилия по преодолению политических, военных и моральных парадоксов угрозы тотальной ядерной катастрофы как способа защиты страны.Каплан привносит в эту задачу свое умение разбираться в вопросах, признательность историка к архивам и дар журналиста к живому, доступному письму и яркому повествованию. Похоже, он взял интервью у каждого важного человека, просмотрел каждый архив и просмотрел каждое телеинтервью. Контуры этой истории общеизвестны, особенно в отношении лет холодной войны, но отчет Каплана содержит важные новые детали, продолжая историю до настоящего времени. Результатом является обзор политики и логики семи десятилетий У.S. Планирование ядерной войны, которое захватывает, освещает и в конечном итоге пугает. Эта книга должна иметь широкий круг читателей, в том числе в классе.

Название последней книги Каплана вводит в заблуждение. Речь идет не о ядерной войне, а о военных планах и планировании США, а также об усилиях руководителей США по предотвращению ядерной войны в кризисных ситуациях. Судя по собственному рассказу Каплана, военные планы Пентагона могут иметь, а могут и не иметь сколько-нибудь значимого отношения к любой реальной ядерной войне, которую может вести президент.Поскольку ядерное оружие не применялось с 1945 года, планирование ядерной войны является абстрактным упражнением, проводимым в отсутствие каких-либо реальных доказательств того, как на самом деле могут иметь место обмены ядерными ударами. Президенты и их военные планировщики могут только вообразить такую ​​войну, в результате чего один ученый назвал ядерную стратегию «воображаемой наукой». Многочисленные неизвестности планирования ядерной войны порождают политическую динамику и извилистую стратегическую логику, исследуемую в книге Каплана.

Книга сосредотачивается на амбициозных и часто безуспешных попытках президентов и их гражданских советников наложить определенные ограничения на размер ядерного арсенала и сместить планы нацеливания от массированного тотального удара к более «контролируемым» вариантам.Каплан знакомит нас с людьми и личностями, которые сформировали ядерный арсенал США и планы его использования, вовлекая нас в дискуссии в глубине Пентагона, в Белом доме и в штаб-квартире стратегического авиационного командования (SAC) в Омахе. Всюду Каплан рассказывает драматические истории о президентах, которые часто противостоят своим воинственным военным советникам, чтобы избежать ядерной войны или даже просто добиться контроля над вооружениями. Он предоставляет новые подробности о том, как Джон Кеннеди столкнулся с кризисами в Берлине и на Кубе, Джимми Картер имел дело с контролем над вооружениями, Рональд Рейган сначала поддержал ядерную войну, а затем отказался от ядерного оружия, Билл Клинтон и Джордж У.Буш имел дело с Северной Кореей, а Барак Обама включил разоружение в повестку дня.

Межведомственное соперничество между армией, флотом и военно-воздушными силами определяло ядерную политику в первые годы после 1945 года и помогло создать прецедент для неуклонного наращивания ядерных вооружений и плана ядерной войны США, угрожавшего массированными и тотальными ядерными ударами по СССР и Китай.

В последующих главах рассматриваются усилия президентов и их советников, начиная с Кеннеди, по поиску альтернатив масштабному плану первого удара Единого комплексного оперативного плана (SIOP) для ядерной войны, который убил бы миллионы советских и китайских людей. граждане.Гражданские лидеры также столкнулись с устойчивым сопротивлением со стороны генералов САК и Объединенного комитета начальников штабов, которые фактически контролировали ядерные удары. Министр обороны Кеннеди Роберт Макнамара, как известно, забавлялся идеей доктрины «контрсилы», которая будет нацелена на советские ракеты, а не на города, но отказался от нее, когда понял, что это заставит военачальников потребовать еще больше оружия. В конце концов, Макнамара пошел на компромисс, позволив им иметь 1000 межконтинентальных баллистических ракет - больше, чем он считал необходимым для сдерживания Советского Союза.Он также принял публичную декларативную доктрину, подчеркивающую «гарантированное уничтожение», политику, которая, как он знал, несовместима с планами SIOP по нанесению первого удара.

Непоследовательность и противоречие стали доминирующими темами. В 1970-х президент Ричард Никсон и госсекретарь Генри Киссинджер были разочарованы отсутствием вариантов в SIOP и пытались решить, как вести «ограниченную» ядерную войну, чтобы защитить союзников в Европе и Азии. Однако, учитывая, что никто не мог придумать, как ограничить ограниченную войну, они не могли придумать сценарий, при котором Соединенным Штатам было бы лучше сначала применить ядерное оружие.Каплан прослеживает, как Картер, ненавидевший ядерное оружие, неохотно одобрил ракеты средней дальности в Европе, потому что они были политически полезны, хотя и имели незначительную военную ценность. По иронии судьбы, как показывает Каплан, именно при агрессивной администрации Рейгана, которая выступала за «победу» в ядерной войне, были предприняты первые эффективные попытки применить скальпель к SIOP, что привело к самым большим сокращениям ядерного арсенала на тот момент.

Kaplan привносит важные новые детали как в знакомые, так и в малоизвестные случаи.Особенно примечательны его обширные отчеты о планировании первого удара заместителя советника по национальной безопасности Карла Кайсена во время берлинского кризиса 1961 года, а также увлекательный и подробный рассказ об успешных усилиях Фрэнка Миллера и группы гражданских лиц в Пентагоне в конце 1980-х годов. резко сократить количество стратегических вооружений. Ближе к настоящему, опираясь на недавние репортажи и интервью, он дает поучительный отчет о том, как Обама, «разоруженческий» президент, был отброшен оборонным истеблишментом и его стратегическими догмами.Он также прослеживает написание и аргументы, лежащие в основе Обзора ядерной политики администрации Трампа за 2018 год и его спорное возрождение концепции ограниченной ядерной войны.

Каплан явно симпатизирует гражданским лидерам, пытающимся выжить излишки, несмотря на сопротивление непокорных генералов. Тем не менее, даже бывший министр обороны Обамы Эштон Картер, некогда олицетворявший собой чудо из анализа «ядерной зимы» в 1980-х годах, подвергается критике за то, что пил «Kool-Aid» за необходимость поддерживать угрозу первого применения и сопротивлялся усилиям Обамы по ее продвижению. к политике «единственного использования».

В целом, книга дает разрушительное изображение безумия процесса ядерного наведения. В одном случае 69 боеголовок были нацелены на один советский объект противоракетной обороны. В 1990 году командующий SAC Джек Чейн сказал Конгрессу, что ему нужно 10 000 единиц оружия, потому что SAC определила 10 000 целей, а не определила какую-либо стратегическую цель. Достижение чрезмерного разрушения было самоцелью. Как пишет Каплан, «SIOP был сломанной машиной, беспорядочным агрегатом разрозненных вычислений.”

Из рассказа Каплана ясно, что гражданские лидеры от Кеннеди до Обамы, а также некоторые военные были потрясены массовым излишком военных планов. Киссинджер назвал SIOP «стратегией ужасов». Тем не менее, каждый президент сталкивался с упорным сопротивлением в попытках вырвать контроль над ядерным арсеналом у САС и Объединенного комитета начальников штабов. Независимо от публично заявленной ядерной доктрины, генералы с самого начала настаивали на возможности нанесения первого удара и скептически относились к постепенным вариантам.Люди, которые знали лучше, такие как Макнамара, приводили доводы в пользу большего, чем необходимо, арсеналов просто по политическим и бюрократическим причинам. Тем не менее, даже те, кто выступал за «контролируемые» варианты, должны были признать, что, в конце концов, это было волшебное мышление.

Основная мысль книги Каплана отрезвляет. Несмотря на хваленый гражданский контроль над вооруженными силами, который якобы существует в Соединенных Штатах, рассказанная здесь история предполагает обратное. SIOP не обязательно отражал желания или политику президента.Даже когда существовали указания по ограниченным возможностям, SAC не следовала им. Более того, когда планы войны могли выглядеть так, как будто они содержали варианты, более пристальный взгляд показал, что даже самый маленький удар все еще был массовым, и у SAC всегда были способы занижать ущерб.

Это не очень обнадеживающая история для управления ядерным арсеналом сегодня. В то же время это может отражать точку зрения, по которой, по иронии судьбы, воинственные генералы и сторонники ядерной отмены могут согласиться: понятие ограниченной ядерной войны просто бессмысленно.

Это также говорит о том, что, в конце концов, похоже, нет ответов на парадоксы ядерной стратегии. Каплан использует метафору «спуска в кроличью нору», чтобы описать усилия по синтаксическому анализу ядерных абстракций или разрешить парадокс угрозы катастрофически разрушительной войны, которую вы никогда не захотите вести, пока вы, наконец, не сдадитесь, потому что вопросы, такие как существует ли такая вещь, как ограниченная ядерная война, в конечном счете не подлежат ответу. Как показывает эта мастерская книга, каждый U.Администрация С. начала с попытки рационально овладеть ядерным арсеналом и, в конце концов, как и все предыдущие администрации, провалилась в кроличью нору ядерных абстракций.


Нина Танненвальд - старший преподаватель кафедры политологии Университета Брауна.

Запрет бомбы, разгром патриархата

Это увлекательное и столь необходимое погружение в движение ICAN и историю антиядерного протеста с 60-х и 70-х годов до наших дней.Ключевым преимуществом этой истории является то, что автор занимает центральное место в описываемых событиях, предлагая читателям приятный угол наблюдения за событиями.


- Кейт Хадсон, генеральный секретарь Кампании за ядерное разоружение и активист

Рэй Ачесон в мельчайших подробностях показывает нам, как ядерное оружие поддерживается работой патриархальной мужественности, исключительности экспертов, корпоративной прибыли, дипломатического соучастия и т. Д. политический цинизм и ложные представления о безопасности.Затем она рассказывает, как ICAN - новаторское глобальное движение за социальную справедливость, возглавляемое женщинами, - эффективно противодействует каждой из них. Это книга для каждого курса по IR, для каждого курса по социальной справедливости и гендерной политике. На каждой странице я узнавал что-то новое.


- Синтия Энло, автор книги «Глобализация и милитаризм: феминистки устанавливают связь»

Срочный и вдохновляющий пример того, как массовые организации могут встряхнуть насильственные институты на самом высоком уровне.Рэй Ачесон помещает вас в первый ряд стойкой сети аболиционистов, превращающих опасный тупик дипломатии в области разоружения в подлинные действия. Путь к ядерному разоружению был заблокирован на протяжении десятилетий. Этот увлекательный и своевременный отчет о том, как открылась эта дорога, является важным чтением для всех, кто хочет жить в мире, свободном от ядерного оружия.


- Скотт Лудлам, бывший сенатор и заместитель лидера Австралийских зеленых

Спустя семьдесят пять лет после первых международных усилий по объявлению ядерного оружия вне закона, Организация Объединенных Наций наконец запретила его.Рэй Ачесон рассказывает замечательную историю активистов и дипломатов, стоящих за этим достижением. И она показывает, как сексизм, расизм, милитаризм и колониализм уже давно неразрывно связаны с ядерной угрозой. Мы не можем устранить одно из этих преступлений против человечности, ясно дает понять Ачесон, не изменив мышление и структуру власти, ответственных за все эти преступления.


- Эрик Шлоссер, автор книги «Command and Control and Fast Food Nation»

Эта книга, вероятно, является важным источником феминистского вдохновения для активистов, работающих во имя глобальных изменений, эта книга также является обязательной к прочтению для исследователей глобальный ядерный порядок, изменение международных норм и транснациональные сети защиты интересов.В ее основе лежит судебно-медицинский анализ Гуманитарной инициативы и переговоров, в результате которых был подписан Договор ООН о запрещении ядерного оружия. Ачесон рассказывает захватывающую историю о том, почему и как дипломаты из неядерных государств и антиядерные участники кампании вместе достигли, казалось бы, невозможного. Противодействуя гендерным, расовым и колониальным основам господствующего `` ядеризма '' и `` ядерного языка '', силовых игр ядерных держав и зашедших в тупик переговоров по Договору о нераспространении ядерного оружия, эти диссидентские акторы переориентировали внимание на разрушительные социальные и экологические последствия. о накоплении, применении и испытаниях ядерного оружия и переосмыслил роль международного права как катализатора перемен.Ачесон проливает особый свет на роль сети ICAN, получившей Нобелевскую премию, в этом процессе, освещая ее внутренние противоречия, а также ее влияние. Эта книга, в которой сочетаются научная эрудиция и инсайдерские знания, также убедительно демонстрирует важность интерсекционального феминистского подхода к борьбе за более безопасный и справедливый мир.


- Кэтрин Эшл, старший преподаватель политики, Университет Стратклайда, Глазго

В 2017 году подавляющее большинство стран мира заключили и приняли Договор о запрещении ядерного оружия, несмотря на упорное сопротивление со стороны стран, обладающих этими средствами массового терроризма.Рэй Ачесон дает уникальный и подробный обзор этой попытки запретить самое разрушительное оружие. Здесь мы узнаем о силовой политике и решениях, принимаемых сильными мира сего за закрытыми дверями, о творческой борьбе и создании коалиций не очень могущественных личностей и личных рисках. Написанная с двойного взгляда аналитика, который является одним из наиболее осведомленных о состоянии дипломатии ядерного разоружения, и с точки зрения убежденного активиста, книга дает понимание того, почему существует ядерное оружие, кому оно выгодно и как мы можем бороться. против их влияния и изменить это рискованное положение дел.Прочитав это, вы поймете, почему отмена ядерного оружия является и должна быть частью более широкой борьбы за мирное, антикапиталистическое, антирасистское, антиколониальное и феминистское будущее. Перед лицом многочисленных экологических и социальных кризисов, с которыми мы сталкиваемся, такое будущее - единственное, что дает надежду на справедливость и устойчивость.


- М.В. Рамана, профессор и кафедра Саймонса по вопросам разоружения, глобальной безопасности и безопасности человека, Школа государственной политики и глобальных отношений, Университет Британской Колумбии

Рэй Ачесон, известная феминистская борца за мир и победитель Премии за безъядерное будущее за 2020 год, глубоко раскрывает укоренившиеся системы экзистерминистской мысли и практики, которые поддерживали ядерное оружие более семидесяти лет и рассказывают убедительную историю нового поколения транснациональных активистов, дипломатов, ученых, работающих вместе, чтобы бросить вызов и изменить основополагающие нарративы ядерного века о том, что необходимо , заслуживающий доверия и возможный.В своем ярком рассказе о том, как был заключен первый глобальный договор о запрещении ядерного оружия, она выделяет ключевые уроки и проблемы, связанные с созданием движения и кампании, основанной на феминистских квир-взглядах, коренных народах, антирасистских и постколониальных взглядах на важность обоснования политики в реальные жизненные миры людей и делится своими взглядами на то, как радикальная феминистская демократическая политика может повлиять на борьбу за справедливость во всем мире.


- Зия Миан, Школа общественных и международных отношений, Принстонский университет

По мере того как по всему миру рушатся памятники расизму и колониализму, проект Banning the Bomb, Smashing the Patriarchy серьезно развенчивает токсичный миф о «Стратегическая безопасность.Но этот фолиант - отнюдь не поверхностный гимн «пробудившейся» культуре. Скорее, его история разворачивается на мировой арене, как грандиозная драма. С одной стороны, клика ядерных держав остается укоренившейся в нигилистической конструкции «доктрины сдерживания». С другой стороны, море миротворцев из разных стран, профессий, опыта и идентичностей призывает к безъядерному миру, в котором приоритетом являются гуманитарные ценности. Ура миротворцам, победившим в конце концов! Они - и Ачесон - подарили нам восхитительно актуальную организационную модель, способную бросить вызов любому статус-кво.


- CODEPINK: Женщины за мир

Артикулированным и аргументированным голосом Ачесон деконструирует и развенчивает доминирующую концепцию ядерного оружия как обязательного инструмента национальной и международной безопасности и демонстрирует крайние и непосредственные гуманитарные и экологические опасности ядерное оружие по всему миру. Действие игры Ban the Bomb, Smash the Patriarchy, разворачивающееся в рамках более широкого антиядерного движения с 1945 года, освещает великолепные усилия активистов, дипломатов и выживших после ядерного оружия по созданию огромной международной коалиции, переосмыслению представлений о ядерном оружии, противодействию могущественным ядерным державам и созданию международный договор о запрещении ядерного оружия в мире.Эта книга является важной книгой для всех, кто стремится найти новые способы переопределения власти, противостоять сложному и, казалось бы, непостижимому политическому и экономическому авторитету некоторых стран и создавать социальные и политические изменения для нашего собственного и будущих поколений.


- Сьюзан Саутард, автор книги «Нагасаки: жизнь после ядерной войны»

Ядерное оружие, наконец, незаконно! Ачесон светит лучом света и надежды, направляя нас через разговоры, напряженность и коллективные усилия, которые дали нам лучший шанс избавиться от нашего худшего оружия.Это важная запись критического времени и своевременный призыв к нам пересмотреть границы возможного.


- Дэйв Суини, руководитель кампании за безъядерную среду Австралийского фонда охраны природы

В статье «Запрет бомбы, разгром патриархата» Рэй Ачесон подробно рассказывает о том, как был достигнут глобальный запрет на ядерное оружие. От начала до ратификации Ачесон отправляет читателя в путешествие, демонстрируя борьбу, приверженность и самоотверженность, которые потребовались, чтобы сделать невозможное возможным.Работа Ачесона дает столь необходимую надежду на будущее и рассказывает историю о том, как миллионы людей во всем мире решили сказать в один голос: «Нет больше Хиросимам».


- Винсент Интонди, автор книги «Афроамериканцы против бомбы»

Захватывающая книга Рэя Ачесона о том, как был достигнут договор о запрещении ядерного оружия, является обязательным чтением для всех. Имея годы тщательного освещения лабиринтов ООН и разоружения, она объясняет и раскрывает эту захватывающую историю с феминистским пониманием, мудростью и подрывным остроумием.Красиво написано и доступно, это блестящее достижение академического анализа и феминистско-гуманитарной активности.


- Ребекка Джонсон, Acronym Institute for Disarmament Diplomacy

Banning the Bomb, Smashing the Patriarchy - это смелая и вдохновляющая работа. Рэй Ачесон прекрасно описывает сложную основу и эволюцию антиядерного движения. Успех Договора о запрещении ядерного оружия обусловлен акцентом на гуманитарную перспективу ядерного оружия.Как хибакуся во втором поколении, я испытал прозрение, прочитав эту книгу, и это прояснило мою роль в этом широкомасштабном общественном движении, основанном на сотрудничестве. Я несколько раз плакал в знак признательности за многих людей, которые так упорно боролись на протяжении десятилетий.


- Митчи Такеучи, продюсер «Клятвы из Хиросимы»

Яркий инсайдерский отчет, который взламывает код дипломатии разоружения, чтобы объяснить, как движение объединилось с ключевыми правительствами, чтобы запретить суицидную, геноцидную и экоцидную ядерную бомбу .Ачесон рассказывает историю семи десятилетий активной деятельности, претворяющей несбыточную мечту в международное право.


- Фелисити Руби, первый сотрудник Международной кампании за отмену ядерного оружия (ICAN)

Рэй Ачесон рассказывает чрезвычайно важную и своевременную историю движений и сопротивления, протестов и видения, дипломатов и активистов, которые взяли на себя обязательство запретить бомбу. Эта книга заставит вас понять насущную необходимость запретить и ликвидировать ядерное оружие.


- Катрина Ванден Хёвел, редакторский директор и издатель, The Nation

Исчерпывающий и увлекательный отчет об истории и эффективности борьбы за ликвидацию ядерного оружия. Ачесон использует это тщательное тематическое исследование, чтобы осветить нюансированный и мощный процесс коллективных действий для социальных изменений. Вдохновляющее чтение!


- Дева Вудли, доцент кафедры политики в Новой школе

Эту своевременную книгу Рэя Ачесона необходимо прочитать всем, кто глубоко озабочен выживанием жизни на Земле.Подводя итог многочисленным попыткам замечательных людей и организаций за последние 75 лет добиться ядерного разоружения, можно сказать, что поразительно новая инициатива по запрещению ядерного оружия в Организации Объединенных Наций вот-вот будет реализована, и Рэй был одним из лидеров.


- Хелен Калдикотт, президент-основатель организации «Врачи за социальную ответственность» и автор книги «Ракетная зависть»

Запрет бомбы, разрушение патриархата - это больше, чем просто информативная история переговоров по Договору о запрещении ядерного оружия.Поместив Договор в контекст создавшего его движения, Рэй Ачесон написал авторитетный отчет об усилиях по ядерному разоружению с точки зрения гражданского общества и феминисток.


- Идзуми Накамицу, заместитель Генерального секретаря Организации Объединенных Наций и Высокий представитель по вопросам разоружения

Эта жизненно важная книга рассказывает историю Договора о запрещении ядерного оружия, одного из наиболее важных международных соглашений этот еще молодой век.Рэй Ачесон, инсайдер этого процесса, подробно описывает мотивы, эмоции, политические препятствия, стратегическое маневрирование, а также успехи и неудачи активизма и переговоров, которые привели к реализации Договора. Эта история актуальна для всех тех, кто считает, что все еще возможно изменить траекторию человеческой цивилизации в положительном направлении, и кто хочет увидеть, как это можно сделать на практике.


- Томас Гомер-Диксон, автор книги «Командная надежда и обратная сторона медали»

Написано с точки зрения активиста, который непосредственно вовлечен в процесс смещения дискурса ядерного оружия с сдерживания и национальной безопасности на По гуманитарным соображениям эта книга представляет собой отличный пример того, как интересы, идентичность и нормы могут измениться - как они устроены в обществе.Материалы интервью автора с дипломатами и активистами обеспечивают основные стратегии эффективной агитации.


- Кристен П. Уильямс, Университет Кларка

Ачесон посвятил последнее десятилетие движению за ядерное разоружение как активист, исследователь и эксперт. Она резюмирует свой опыт в этом страстном, наводящем на размышления и очень подробном рассмотрении истории призыва к запрещению бомбы, создания Международной кампании за отмену ядерного оружия (ICAN) и принятия Договора о ядерном оружии. Запрещение ядерного оружия в 2017 году.Ачесон освещает ключевые вопросы, касающиеся ядерного оружия, стратегически разбирая аргументы, лежащие в основе производства оружия, и подчеркивая расовые, патриархальные и капиталистические мотивы его создания, развертывания и накопления запасов. Она также анализирует социально-экономические, экологические и культурные последствия ядерного оружия для мира. Ачесон гладко и убедительно утверждает, что распространение ядерного оружия является глобальной проблемой и должна обсуждаться в глобальном масштабе, создавая основу для ее уникально острого обсуждения «гуманитарной инициативы», охватывающей несколько поколений, в поддержку запрещения бомбы.Это мощный и обнадеживающий подход к проблеме, о которой часто забывают, информативная работа, которая вдохновит читателей обратить пристальное внимание на движение за разоружение от ядерного оружия и даже подумать об участии в нем.


- Список книг

Стимсон на бомбе | Фонд атомного наследия

Из «Решение об использовании атомной бомбы» Генри Стимсона

В последние месяцы было много комментариев по поводу решения об использовании атомных бомб при атаках на японские города Хиросима и Нагасаки.Это решение было одним из самых серьезных, принятых нашим правительством за последние годы, и вполне естественно, что оно широко обсуждается. Поэтому я решил записать для всех, кто может быть заинтересован, мое понимание событий, которые привели к нападению на Хиросиму 6 августа 1945 года, на Нагасаки 9 августа и к решению Японии капитулировать 10 августа. Можно надеяться точно знать, что происходило в умах всех тех, кто участвовал в этих событиях, но то, что следует ниже, является точным описанием наших мыслей и действий, как я нахожу их в записях и в своих ясных воспоминаниях.

***

Необычайная история успешного создания атомной бомбы хорошо рассказана в другом месте. Со временем стало ясно, что это оружие не будет вовремя доступно для использования на Европейском театре военных действий, и война против Германии была успешно завершена с использованием того, что сейчас называется обычными средствами. Но весной 1945 года стало очевидно, что апогей наших длительных атомных усилий близок.

***

Основной политической, социальной и военной целью Соединенных Штатов летом 1945 года была скорейшая и полная капитуляция Японии.Только полное уничтожение ее военной мощи могло открыть путь к прочному миру. В июле 1945 года Япония была серьезно ослаблена нашими все более яростными атаками. Нам было известно, что она зашла так далеко, что сделала предварительные предложения Советскому правительству, надеясь использовать русских в качестве посредников в мирных переговорах. Эти расплывчатые предложения предполагали сохранение Японией важных завоеванных территорий и поэтому не рассматривались всерьез. Пока не было никаких признаков ослабления решимости японцев сражаться, а не принимать безоговорочную капитуляцию.Если ей удастся упорствовать в борьбе до конца, у нее все еще будет большая военная сила.

В середине июля 1945 года разведывательный отдел Генерального штаба военного ведомства оценил японскую военную мощь следующим образом: на островах базирования - чуть менее 2 000 000 человек; в Корее, Маньчжурии, собственно Китае и Формозе - немногим более 2 000 000 человек; во французском Индокитае, Таиланде и Бирме - более 200 000 человек; в районе Ост-Индии, включая Филиппины, более 500 000 человек; на обойденных островах Тихого океана - более 100 000 человек.Общая численность японской армии оценивалась примерно в 5 миллионов человек. Эти оценки позже оказались в очень близком соответствии с официальными данными Японии. Японская армия была в гораздо лучшем состоянии, чем ВМС и ВВС Японии. Военно-морской флот практически прекратил свое существование, разве что как сила, изнуряющая флот вторжения. Военно-воздушные силы были ограничены в основном атаками камикадзе, террористами-смертниками. Эти последние, однако, уже нанесли серьезный ущерб нашим морским силам, и их возможная эффективность в последнем бою по рвам вызвала серьезную озабоченность наших военно-морских лидеров.

Как мы поняли в июле, существует очень большая вероятность того, что японское правительство решит сопротивляться до конца во всех контролируемых им районах Дальнего Востока. В таком случае союзники столкнутся с огромной задачей уничтожить вооруженные силы из пяти миллионов человек и пяти тысяч самолетов-смертников, принадлежащих к расе, которая уже достаточно продемонстрировала свою способность сражаться буквально до смерти.

Стратегические планы наших вооруженных сил по разгрому Японии в том виде, в каком они стояли в июле, были подготовлены без опоры на атомную бомбу, которая еще не была испытана в Нью-Мексико.Мы планировали усиление морской и воздушной блокады и значительно активизировали стратегические воздушные бомбардировки летом и ранней осенью, за которыми 1 ноября последует вторжение на южный остров Кюсю. За этим, в свою очередь, последует вторжение на главный остров Хонсю весной 1946 года. Общие военные и военно-морские силы США, задействованные в этом грандиозном проекте, составляли порядка 5 000 000 человек; если включить всех косвенно заинтересованных лиц, он был еще больше.

По нашим оценкам, если нас заставят довести этот план до его завершения, основные боевые действия не закончатся не раньше, чем во второй половине 1946 года.Мне сообщили, что такие операции могут стоить более миллиона жертв только американским войскам. Среди наших союзников можно было ожидать дополнительных больших потерь, и, конечно, если бы наша кампания была успешной и если бы мы могли судить по предыдущему опыту, потери противника были бы намного больше, чем наши собственные.

Уже в июле стало ясно, что еще до вторжения мы сможем нанести чрезвычайно серьезный ущерб японской родине за счет совместного применения «обычных» морских и воздушных сил.Главный вопрос заключался в том, вызовут ли подобные действия капитуляцию. Поэтому возникла необходимость очень внимательно рассмотреть вероятное состояние ума врага и с точностью оценить линию поведения, которая могла бы положить конец его воле к сопротивлению.

***

В Вашингтоне много спорили о сроках предупреждения Японии. В конечном итоге решающим фактором стала дата, уже назначенная для встречи Большой тройки в Потсдаме. Президент Трумэн принял решение о том, чтобы такое предупреждение было торжественно сделано Соединенным Королевством.С. и Великобритании с этой встречи с согласия главы китайского правительства, чтобы было ясно, что все главных врагов Японии были в полном единстве. Это было сделано в Потсдамском ультиматуме от 26 июля, который очень близко следовал вышеупомянутому меморандуму от 2 июля, за исключением того, что в нем не упоминался японский император. 28 июля премьер-министр Японии Судзуки отклонил Потсдамский ультиматум, заявив, что он «не достоин общественного внимания». Перед лицом этого отказа мы могли только приступить к демонстрации того, что ультиматум имел в виду именно то, что он сказал, когда заявил, что если японцы продолжат войну, «полное применение нашей военной мощи, подкрепленное нашей решимостью, будет означать неизбежное и полное уничтожение японских вооруженных сил и столь же неизбежное полное опустошение японской родины.

Для этой цели атомная бомба была в высшей степени подходящим оружием. Испытание в Нью-Мексико произошло 16 июля, когда мы были в Потсдаме. Сразу стало ясно, что мощность бомбы соответствует нашим самым высоким оценкам. Мы разработали оружие такого революционного характера, что его использование против врага вполне могло вызвать именно тот шок для японской правящей олигархии, которого мы желали, укрепив позиции тех, кто желал мира, и ослабив позиции военная партия.

Из-за важности атомной миссии против Японии, подробные планы были представлены мне военным штабом для утверждения. При горячей поддержке президента Трумэна я исключил из списка предполагаемых целей город Киото. Хотя он имел большое военное значение, он был древней столицей Японии и являлся святыней японского искусства и культуры. Мы решили, что его следует пощадить. Я утвердил еще четыре цели, включая города Хиросима и Нагасаки.

Хиросима подверглась бомбардировке 6 августа, а Нагасаки 9 августа. Эти два города были активными рабочими частями японских военных действий. Один был армейским центром; другой был военно-морским и промышленным. Хиросима была штаб-квартирой японской армии, оборонявшей юг Японии, и была крупным военным складом и сборным пунктом. Нагасаки был крупным морским портом, и в нем располагалось несколько крупных промышленных предприятий, имевших большое военное значение. Мы считали, что наши атаки ударили по городам, которые, безусловно, должны быть важны для японских военачальников, как армии, так и флота, и ждали результата.Мы ждали один день.

О капитуляции Японии написано много сообщений. После продолжительного заседания японского кабинета министров, на котором тупик был выведен из тупика самим императором, предложение о капитуляции было сделано 10 августа. Оно было основано на Потсдамских условиях с оговоркой, касающейся суверенитета императора. Хотя ответ союзников не содержал никаких обещаний, кроме уже данных, он косвенно признавал позицию Императора, предписывая, что его власть должна подчиняться приказам Верховного главнокомандующего союзников.Эти условия были приняты японцами 14 августа, а акт о капитуляции был официально подписан 2 сентября в Токийском заливе. Таким образом, наша великая цель была достигнута, и все свидетельства, которые я видел, указывают на то, что определяющим фактором в окончательном решении Японии принять наши условия капитуляции была атомная бомба.

Две атомные бомбы, которые мы сбросили, были единственными, которые у нас были наготове, и наши темпы производства в то время были очень низкими. Если бы война продолжалась до предполагаемого вторжения 1 ноября, дополнительные огневые налеты B-29 были бы более разрушительными для жизни и имущества, чем очень ограниченное количество атомных налетов, которые мы могли бы провести за тот же период.Но атомная бомба была чем-то большим, чем ужасное оружие разрушения; это было психологическое оружие. В марте 1945 года наши ВВС нанесли первый большой зажигательный налёт на район Токио. В ходе этого рейда был нанесен больший ущерб и больше раненых, чем в Хиросиме. Участвовали сотни бомбардировщиков и были сброшены сотни тонн зажигательных веществ. Подобные последовательные набеги сожгли большую часть городских районов Японии, но японцы продолжали сражаться. 6 августа один B-29 сбросил на Хиросиму одиночную атомную бомбу.Через три дня на Нагасаки была сброшена вторая бомба, и война закончилась. Насколько японцы могли знать, наши возможности для проведения атомных атак, если необходимо, с нескольких самолетов одновременно, были безграничны. Как сказал доктор Карл Комптон, «капитуляция принесла не одна или две атомные бомбы; это был опыт того, что атомная бомба действительно сделает с сообществом, плюс страх перед многими другими , которые оказались эффективными ».

Таким образом, бомба послужила именно той цели, которую мы планировали.Партия мира смогла встать на путь капитуляции, и весь престиж Императора был сосредоточен на факторе мира. Когда император приказал сдаться и небольшая, но опасная группа фанатиков, выступавших против него, была взята под контроль, японцы стали настолько покоренными, что великое предприятие по оккупации и разоружению было завершено с беспрецедентной легкостью.

На предыдущих страницах я попытался дать точный отчет о моих личных наблюдениях за обстоятельствами, которые привели к применению атомной бомбы, и причинами, которые лежали в основе ее использования.Мне они всегда казались убедительными и ясными, и я не понимаю, как человек, наделенный такими обязанностями, как моя, мог пойти другим путем или дать какой-либо другой совет своим начальникам.

Что делать - угроза взрыва

К угрозам взрыва или подозрительным предметам всегда следует относиться серьезно. То, насколько быстро и безопасно вы отреагируете на угрозу взрыва, может спасти жизни, в том числе ваши собственные. Что вы должны сделать?

Указанные ниже рекомендации и ресурсы описывают подробные процедуры для устранения угрозы взрыва или подозрительных предметов и помогут вам подготовиться и надлежащим образом отреагировать во время этих событий.

Если вы получили угрозу взрыва

Угрозы взрыва чаще всего поступают по телефону, но также исходят лично, по электронной почте, в письменной форме или другими способами. Каждая угроза взрыва уникальна и должна рассматриваться в контексте объекта или среды, в которой она возникает. Надзорные органы и правоохранительные органы будут в лучшем положении, чтобы определить достоверность угрозы. Выполните следующие процедуры:

  • Сохраняйте спокойствие.
  • Немедленно уведомить власти:
    • Сообщите своему руководителю учреждения, например, менеджеру, оператору или администратору, или следуйте стандартной рабочей процедуре вашего учреждения.(См. Ниже, чтобы получить помощь в разработке плана для вашего предприятия или местоположения.)
    • Позвоните 9-1-1 или в местные правоохранительные органы, если куратор медицинского учреждения недоступен.
  • Обратитесь к Контрольному списку DHS по угрозе взрыва, если таковой имеется.
  • Для угроз по телефону:
    • Удерживайте звонящего на линии как можно дольше. Будьте вежливы и проявляйте интерес, чтобы они продолжали говорить.
    • НЕ ВЕСЬТЕ , даже если звонящий повесит трубку.
    • Если возможно, подайте сигнал или передайте записку другим сотрудникам, чтобы они выслушали и помогли уведомить власти.
    • Запишите как можно больше информации - идентификационный номер вызывающего абонента, точную формулировку угрозы, тип голоса или поведения и т. Д. - которая поможет следователям.
    • Если возможно, запишите звонок.
  • Для получения дополнительной информации об угрозах, сделанных лично, по электронной почте или в письменной форме, см. Контрольный список DHS по угрозе взрыва и Руководство DHS-DOJ по угрозе взрыва.
  • Будьте доступны для собеседований с руководителями учреждения и / или правоохранительными органами.
  • Следуйте инструкциям властей. Начальники объекта и / или правоохранительные органы оценят ситуацию и дадут рекомендации относительно блокировки объекта, поиска и / или эвакуации.

Посмотрите обучающее видео по угрозе взрыва ниже и обратитесь к Руководству DHS-DOJ по угрозе взрыва для получения дополнительной информации.

Если вы обнаружите подозрительный предмет

Вместе мы можем помочь защитить наши сообщества - если вы заметите что-то подозрительное, неуместное или неуместное, скажите что-нибудь.(Узнайте больше о кампании «Если ты что-то увидишь, скажи что-нибудь».) Подозрительный предмет - это любой предмет (например, сумка, пакет, транспортное средство и т. Д.), Который, как обоснованно считается, содержит взрывчатку, самодельное взрывчатое вещество. устройство (СВУ) или другой опасный материал, для дальнейшей оценки которого требуется специалист по разминированию и / или специальное оборудование. Примеры, которые могут указывать на бомбу, включают необъяснимые провода или электронику, другие видимые компоненты, похожие на бомбу, и необычные звуки, пары, туман или запахи.Вообще говоря, все, что является H idden, O явно подозрительным, а не T ypical ( HOT ), следует считать подозрительным. Кроме того, потенциальными индикаторами бомбы являются угрозы, расположение и близость объекта к людям и ценным активам.

Для получения дополнительной информации о распознавании подозрительных предметов обратитесь к разделу «Необслуживаемые и подозрительные открытки и плакат» и просмотрите видео «Что делать: подозрительный или оставленный без присмотра предмет».

ПРИМЕЧАНИЕ : Не все элементы вызывают подозрение.Необслуживаемый предмет - это предмет (например, сумка, пакет, транспортное средство и т. Д.) Неизвестного происхождения и содержания, у которого нет явных признаков подозрения (см. Выше). Обыск, блокировка или эвакуация объекта не требуются, если только объект не признан подозрительным.

Вы можете обнаружить подозрительный предмет неожиданно или при проведении обыска в рамках плана реагирования на угрозу взрыва вашего учреждения или вашего работодателя. Если это подозрительный предмет, выполните следующие действия:

  • Сохраняйте спокойствие.
  • Не НЕ прикасаться, вмешиваться или перемещать пакет, сумку или предмет.
  • Немедленно уведомить власти:
    • Сообщите своему руководителю учреждения, например, менеджеру, оператору или администратору, или следуйте стандартной рабочей процедуре вашего учреждения. (См. Ниже, чтобы получить помощь в разработке плана для вашего предприятия или местоположения.)
    • Позвоните 9-1-1 или в местные правоохранительные органы, если куратор медицинского учреждения недоступен.
    • Объясните, почему это кажется подозрительным.
  • Следуйте инструкциям. Начальники объекта и / или правоохранительные органы оценят ситуацию и дадут рекомендации относительно укрытия на месте или эвакуации.
  • Если нет указаний и вы чувствуете, что находитесь в непосредственной опасности, спокойно покиньте это место. Расстояние и защитное укрытие - лучшие способы уменьшить травму от взрыва бомбы.
  • Будьте осторожны. Могли быть другие угрозы или подозрительные предметы.

Каждая ситуация уникальна и должна обрабатываться в контексте объекта или среды, в которой она возникает.Надзорные органы и правоохранительные органы будут в лучшем положении, чтобы определить, существует ли реальный риск и как реагировать. Для получения дополнительной информации см. Руководство DHS-DOJ по угрозе взрыва.

Имейте план - руководство для владельцев, операторов и менеджеров объектов

Наличие заблаговременного плана делает реагирование на угрозы взрыва, оставленные без присмотра или подозрительные предметы максимально упорядоченными и контролируемыми, снижая риск и влияние ложных тревог на обычные действия. Руководители предприятия, такие как руководители школ, офисов или зданий, ответственные за объект, должны:

  • Ознакомьтесь с руководством DHS-DOJ по угрозе взрыва.
  • Разработайте план реагирования на угрозу взрыва для своей организации или предприятия. Свяжитесь с Управлением по предотвращению бомбардировок по адресу [email protected] для получения дополнительной информации о семинарах по планированию.
  • Обучите сотрудников, арендаторов и / или посетителей принимать соответствующие меры в случае угрозы взрыва и / или идентификации оставленного без присмотра или подозрительного предмета.

Разработано в сотрудничестве с Федеральным бюро расследований, Департаментом внутренней безопасности (DHS) и Министерством юстиции (DOJ) по угрозе взрыва бомбы - это краткое справочное руководство, которое предоставляет руководителям учреждения подробную информацию о подготовке к угрозе, оценке угрозы и т. Д. руководящие принципы реагирования персонала, а также соображения по эвакуации и укрытию на месте.Загрузите руководство DHS-DOJ по угрозе взрыва для получения дополнительной информации.

Руководство по угрозе взрыва для конкретной школы также можно найти на ThreatPlan.org и в Центре технических ассистентов по готовности и чрезвычайным ситуациям для школ (REMS).

Контрольный список угрозы взрыва

Независимо от того, исходит ли угроза взрыва по телефону, написано от руки, по электронной почте или другими способами, Контрольный список DHS по угрозе взрыва содержит инструкции о том, как реагировать на угрозу взрыва, и исчерпывающий список информации, которая поможет правоохранительным органам в расследовании угрозы взрыва. .

Обучающие видео по угрозе взрыва

Важно знать, какие шаги каждый день граждане могут и должны предпринимать в случае угрозы взрыва. Это видео, разработанное Университетом Центральной Флориды совместно с Международной ассоциацией начальников полиции (IACP) и Управлением по предотвращению бомбардировок в рамках Отдела безопасности инфраструктуры Агентства по кибербезопасности и безопасности инфраструктуры, учит зрителей, как реагировать в случае, если они получить угрозу взрыва.

Загрузите и распечатайте Контрольный список угрозы взрыва Министерства внутренней безопасности (DHS), используемый в этом видео.

Для получения дополнительной информации о том, как распознать угрозу взрыва бомбы и надлежащим образом отреагировать, просмотрите другие видео «Что делать»:

  • «Что делать: подозрительный или оставленный без присмотра предмет»: демонстрирует, как вы можете определить, является ли предмет подозрительным (потенциальная бомба) или просто оставленным без присмотра, и поможет вам подготовиться и отреагировать соответствующим образом.
  • «Что делать: поиск бомбы»: описывает основные процедуры поиска бомбы, которые следует использовать после того, как было определено, что поиск оправдан, и власти были уведомлены.Это видео подробно демонстрирует методы поиска помещения, маршрута и территории, которые можно применить к любому типу объекта.
  • «Что делать: выжить при бомбардировке»: описывает, что происходит при взрыве бомбы, и демонстрирует процедуры, которым вы должны следовать, чтобы выжить при бомбардировке.

Дополнительные ресурсы для государственных и местных правоохранительных органов, служб быстрого реагирования и службы безопасности частного сектора

Если у вас есть официальная роль в планировании или реагировании на угрозы взрыва, эти специализированные программы, продукты и информация могут быть вам полезны.

Планирование предотвращения взрыва

Департамент предлагает ресурсы по планированию и семинары, чтобы помочь юрисдикциям понять риск, связанный с СВУ, и способы включения эффективных методов снижения риска, связанного с СВУ, в планирование готовности. Наши руководства и программы помогают совместно определить роли, обязанности, пробелы в возможностях и способы оптимизации ограниченных ресурсов в области планирования.

Тренинг по предотвращению взрыва

DHS проводит различные тренинги по противодействию самодельным взрывным устройствам (СВУ) и разрабатывает средства противодействия СВУ для правоохранительных органов, служб быстрого реагирования и частного сектора для повышения безопасности и устойчивости нации.

OBP также ведет каталоги учебных и образовательных ресурсов по обеспечению готовности к противодействию СВУ, которые предоставляются непосредственно федеральным правительством или спонсируются на федеральном уровне. Эти каталоги доступны как для частного сектора, так и для партнеров штата, местных, племенных и территориальных (SLTT):

TRIP

провод

Технический ресурс по предотвращению инцидентов (TRIP , тел. ) - это круглосуточный онлайн-портал Министерства внутренней безопасности для обмена информацией и ресурсов для разработки тактики, методов и процедур СВУ, а также извлеченных уроков для:

  • Бомбардировщики
  • Спасатели
  • Военнослужащие
  • Государственные служащие
  • Аналитики разведки
  • Специалисты по безопасности частного сектора
  • Владельцы и операторы критической инфраструктуры

Контактная информация

Чтобы сообщить о подозрительной активности, позвоните 9-1-1 или обратитесь в местные правоохранительные органы.

Пожалуйста, свяжитесь с вашим местным советником по безопасности (PSA) или отправьте электронное письмо в Управление по предотвращению бомбардировок (OBP) по адресу [email protected] для получения дополнительной информации о продуктах и ​​программах OBP, а также для планирования учебной сессии или планирования цех.

Информированные, бдительные сообщества играют решающую роль в обеспечении безопасности нашей страны. Каждый несет ответственность за защиту нашей нации: «Если ты что-то увидишь, скажи что-нибудь».

Выживших в Хиросиме и Нагасаки делятся своими историями

После взрыва

Выжившие после атомных взрывов в Хиросиме и Нагасаки делятся своими историями

Фотографии HARUKA SAKAGUCHI | Введение LILY ROTHMAN

Когда начался ядерный век, ошибиться было невозможно.Решение Соединенных Штатов сбросить первое в мире атомное оружие на два японских города - сначала Хиросиму, 6 августа 1945 года, а Нагасаки - тремя днями позже, - было тем редким историческим моментом, который не требует оглядки назад, чтобы обрести его значение. Вторая мировая война закончится, и скоро начнется холодная война. Открывались новые рубежи науки, возникали новые пугающие моральные вопросы. Как отметило TIME, через неделю после взрывов люди на борту Enola Gay смогли вызвать только два слова: «Боже мой!»

Но, даже когда мировые лидеры и обычные граждане немедленно начали бороться с метафорическими толчками, одна конкретная группа людей столкнулась с чем-то другим.Для выживших в этих разрушенных городах появление бомбы было личным событием, прежде чем оно стало глобальным. Среди смерти и разрушения некая комбинация удачи, судьбы или сообразительности спасла их - и, следовательно, спасла голоса, которые все еще могут рассказать миру, как он выглядит, когда люди находят новые и ужасные способы уничтожить друг друга.

Сегодня фотограф Харука Сакагути ищет этих людей, просит их рассказать о том, через что они прошли, и написать послание будущим поколениям.По мере приближения годовщин бомбардировок, вот подборка этих работ.

Ясудзиро Танака
возраст: 75 / местонахождение: нагасаки / РАССТОЯНИЕ от гипоцентра: 3,4 км

ПЕРЕВОД

«Тебе дана только одна жизнь, Так дорожи этим моментом, дорожи этим днем, будь добр к другим, будь добр к себе»

СВИДЕТЕЛЬСТВО

«Мне было три года во время взрыва. Я мало что помню, но помню, что все вокруг стало ослепительно белым, как миллион вспышек фотоаппаратов одновременно.

Затем кромешная тьма.

Мне сказали, что меня заживо похоронили под домом. Когда дядя наконец нашел меня и вытащил мое крошечное трехлетнее тело из-под завалов, я был без сознания. Мое лицо было деформировано. Он был уверен, что я мертв.

К счастью, я выжил. Но с того дня по всему моему телу начали образовываться загадочные корки. Я потерял слух на левое ухо, вероятно, из-за взрыва воздуха. Спустя более чем десять лет после взрыва моя мать начала замечать осколки стекла, вырастающие из ее кожи - предположительно, со дня взрыва.Моя младшая сестра по сей день страдает от хронических мышечных спазмов, помимо проблем с почками, из-за которых она проходит диализ три раза в неделю. «Что я сделала с американцами?» - она ​​часто спрашивала: «Почему они так поступили со мной?»

Я видел много боли за свои долгие годы, но, честно говоря, я прожил хорошую жизнь. Как непосредственный свидетель этого злодеяния, мое единственное желание - жить полноценной жизнью, надеюсь, в мире, где люди добры друг к другу и к себе ».

Сатико Мацуо
83 / Нагасаки / 1.3 км

ПЕРЕВОД

«Мир - наш приоритет номер один».

СВИДЕТЕЛЬСТВО

«Американские бомбардировщики B-29 разбросали листовки по всему городу, предупреждая нас, что Нагасаки« превратится в пепел »8 августа. Листовки были немедленно конфискованы кэнпэй (Императорская армия Японии). Мой отец каким-то образом взял одну из них и поверил ее словам. Он построил нам небольшой барак вдоль Ивасана (местной горы), чтобы спрятаться в нем.

Мы поднялись туда 7-го, 8-го числа.Тропа к бараку была крутой и крутой. Это был трудный путь с несколькими детьми и пожилыми людьми на буксире. Утром 9-го числа моя мама и тетя решили остаться в доме. «Возвращайся в барак», - потребовал отец. «США отстают на день, помнишь?» Когда они воспротивились, он очень расстроился и бросился на работу.

Мы передумали и решили спрятаться в бараке еще на один день. Это был решающий момент для нас. В 11:02 утра была сброшена атомная бомба.Наша семья - по крайней мере, те из нас, кто находится в бараке - выжила после взрыва бомбы.

Позже мы смогли воссоединиться с моим отцом. Однако вскоре он заболел диареей и высокой температурой. Его волосы начали выпадать, а на коже образовались темные пятна. Мой отец скончался 28 августа, сильно страдая.

Если бы не мой отец, мы, возможно, получили серьезные ожоги, как тетя Отоку, или пропали без вести, как Ацуши, или оказались под домом и медленно сгорели. Пятьдесят лет спустя мне впервые после смерти приснился мой отец.Он был в кимоно и слегка улыбался. Хотя мы не обменялись словами, в тот момент я знал, что он в безопасности на небесах ».

Такато Мичисита
78 / Нагасаки / 4,7 км

ПЕРЕВОД

«Дорогие молодые люди, не знавшие войны,

«Войны начинаются тайно. Если вы чувствуете, что это приближается, может быть уже слишком поздно ».

В Конституции Японии вы найдете статью 9, пункт о международном мире. За последние 72 года мы не искалечили и не искалечили ни одного человека в условиях войны.Мы процветали как миролюбивая нация.

Япония - единственная страна, подвергшаяся ядерной атаке. Мы должны с гораздо большей остротой заявить, что ядерное оружие не может сосуществовать с человечеством.

Боюсь, что нынешняя администрация медленно ведет нашу страну к войне. В зрелом возрасте 78,
я взял на себя смелость выступить против распространения ядерного оружия. Сейчас не время бездействовать.

Обычные граждане всегда являются основными жертвами войны.Дорогие молодые люди, которые никогда не сталкивались с ужасами войны, я боюсь, что некоторые из вас могут воспринимать этот с трудом заработанный мир как должное.

Я молюсь о мире во всем мире. Кроме того, я молюсь, чтобы ни один гражданин Японии больше никогда не попадал в тиски войны. Я молюсь от всего сердца.

СВИДЕТЕЛЬСТВО

«Не ходи сегодня в школу», - сказала мама. «Почему?» - спросила моя сестра.

"Только не надо".

Тогда регулярно срабатывала воздушная сигнализация.Однако 9 августа налетов не было. Было необычно тихое летнее утро с ясным голубым небом, насколько хватало глаз. Именно в этот особенный день моя мама настояла на том, чтобы моя старшая сестра прогула школу. Она сказала, что у нее «плохое предчувствие». Раньше такого не было.

Моя сестра неохотно осталась дома, а мы с мамой, 6 лет, ходили за продуктами. Все были на своих верандах, наслаждаясь отсутствием пронзительных предупреждающих сигналов. Внезапно старик закричал: «Самолет!». Все бросились в свои самодельные бомбоубежища.Мы с мамой сбежали в ближайший магазин. Когда земля начала грохотать, она быстро сорвала татами на полу, подоткнула меня под ним и зависла надо мной на четвереньках.

Все побелело. Мы были слишком ошеломлены, чтобы двинуться с места, минут 10. Когда мы наконец выбрались из-под татами, повсюду было стекло, а в воздухе плавали крошечные частицы пыли и мусора. Когда-то чистое голубое небо превратилось в чернильный оттенок пурпурного и серого. Мы поспешили домой и нашли мою сестру - она ​​была контужена, но нормально.

Позже мы обнаружили, что бомба была сброшена в нескольких метрах от школы моей сестры. Все в ее школе умерли. В тот день моя мать в одиночку спасла меня и мою сестру ».

Сигеко Мацумото
77 / Нагасаки / 800 м

ПЕРЕВОД

«Я молюсь, чтобы каждый человек обрел покой. Мацумото Сигеко ”

СВИДЕТЕЛЬСТВО

«Утром 9 августа 1945 года не было никакой воздушной тревоги. Несколько дней мы прятались в местном бомбоубежище, но люди один за другим начали уходить домой.Мы с братьями и сестрами играли перед входом в бомбоубежище, ожидая, когда нас подберет дедушка.

Затем в 11:02 небо стало ярко-белым. Я и мои братья и сестры были сбиты с ног и жестоко отброшены обратно в бомбоубежище. Мы понятия не имели, что произошло.

Пока мы сидели контуженные и сбитые с толку, тяжело раненые, получившие ожоги, массово спотыкались в бомбоубежище. Их кожа отслоилась с их тел и лиц и безвольно свисала лентами на землю.Их волосы были выжжены до нескольких жалких сантиметров от кожи головы. Многие из жертв рухнули, как только достигли входа в бомбоубежище, образовав огромную груду искаженных тел. Зловоние и жара были невыносимы.

Мы с братьями и сестрами пробыли там в ловушке три дня.

Наконец, дедушка нашел нас, и мы вернулись домой. Я никогда не забуду ожидавший нас адский пейзаж. Полусгоревшие тела неподвижно лежали на земле, из глазниц блестели глазные яблоки.Мертвый рогатый скот лежал на обочине дороги, его животы были гротескно большими и раздутыми. Тысячи тел подпрыгивали вверх и вниз по реке, раздутые и багровые от впитывания воды. 'Ждать! Подожди! - умолял я, когда дедушка шагал впереди меня на пару шагов. Я боялся, что меня оставят ».

Ёсиро Ямаваки
83 / Нагасаки / 2.2 км

ПЕРЕВОД

«Атомная бомба убила жертв трижды», - сказал однажды профессор колледжа. Действительно, ядерный взрыв состоит из трех компонентов - тепла, волны давления и радиации - и был беспрецедентным по своей способности убивать в массовом порядке.

Бомба, которая взорвалась на высоте 500 м над уровнем земли, образовала болид диаметром 200–250 м и задела десятки тысяч домов и семей под ним. Волна давления создала осадку со скоростью до 70 м / сек - вдвое больше, чем у тайфуна - которая мгновенно разрушила дома в радиусе 2 км от гипоцентра. Радиация по сей день продолжает поражать выживших, которые борются с раком и другими изнурительными заболеваниями.

Мне было 11 лет, когда была сброшена бомба в 2 км от того места, где я жил.В последние годы у меня диагностировали рак желудка, и в 2008 и 2010 годах мне сделали операцию. Атомная бомба задела наших детей и внуков.

Можно понять ужасы ядерной войны, посетив музеи атомной бомбы в Хиросиме
и Нагасаки, послушав из первых рук рассказы выживших хибакуша и прочитав архивные документы того периода.

Ядерное оружие ни при каких обстоятельствах не должно использоваться против людей. Однако ядерные державы, такие как США и Россия, обладают запасами более 15 000 единиц ядерного оружия.Мало того, технический прогресс уступил место новому виду бомбы, которая может нанести более 1000 ударов, чем бомбардировка Хиросимы.

Оружие такой мощности должно быть уничтожено с земли. Однако в нашем нынешнем политическом климате нам трудно прийти к консенсусу, и нам еще предстоит ввести запрет на ядерное оружие. Во многом это связано с тем, что ядерные державы бойкотируют соглашение.

Я смирился с тем, что ядерное оружие не будет уничтожено при жизни нас, выживших после хибакуся в первом поколении.Я молюсь, чтобы молодые поколения собрались вместе, чтобы работать над построением мира, свободного от ядерного оружия.

СВИДЕТЕЛЬСТВО

«Я никогда не забуду один случай - кремацию моего отца. Мы с братьями осторожно положили его почерневшее, опухшее тело на обгоревшую балку перед фабрикой, где мы нашли его мертвым и подожгли. Его лодыжки неловко высовывались, остальная часть его тела была охвачена пламенем.

Когда мы вернулись на следующее утро, чтобы забрать его прах, мы обнаружили, что его тело было частично кремировано.Только его запястья, лодыжки и часть кишечника были обожжены должным образом. Остальное его тело лежало сырое и разложившееся. Я не мог видеть своего отца в таком состоянии. «Мы должны оставить его здесь», - убеждал я своих братьев. В конце концов, мой старший брат сдался, предложив взять кусок его черепа - основываясь на обычной практике японских похорон, когда члены семьи передают крошечный кусок черепа палочками для еды после кремации - и оставить его в покое.

Однако, как только наши палочки для еды коснулись поверхности, череп раскололся, как гипс, и его наполовину кремированный мозг выплеснулся наружу.Мы с братьями закричали и убежали, бросив отца. Мы бросили его в наихудшем состоянии ».

Эмико Окада
80 / Хиросима / 2,8 км

ПЕРЕВОД

«Война - это одно из двух: либо ты убиваешь, либо погибаешь.

Многие дети по сей день являются жертвами бедности, недоедания и дискриминации.

Однажды я встретил младенца, умершего от переохлаждения. Во рту был небольшой камешек.

Дети - наше самое большое благословение.

Я считаю, что взрослые несут ответственность за войну. Эмико Окада »

СВИДЕТЕЛЬСТВО

«Хиросима известен как« город якудза ». Как вы думаете, почему? 6 августа 1945 года тысячи детей остались сиротами. Без родителей эти маленькие дети должны были сами заботиться о себе. Они украли, чтобы выжить. Их приняли не те взрослые. Позже они были куплены и проданы указанными взрослыми. Сироты, выросшие в Хиросиме, питают особую ненависть к взрослым.

Мне было восемь, когда упала бомба.Моей старшей сестре было 12. Она ушла рано утром, чтобы работать на участке татэмоно сокай (снос здания), и так и не вернулась домой. Мои родители искали ее месяцами. Ее останки так и не нашли. Мои родители отказались отправить некролог до того дня, когда они умерли, в надежде, что она каким-то образом была здорова и жива.

Я тоже пострадал от радиации, и после взрыва бомбы меня сильно вырвало.
У меня выпали волосы, кровоточили десны, и я был слишком болен, чтобы ходить в школу.Моя бабушка оплакивала страдания своих детей и внуков и молилась. «Как жестоко, как так жестоко, если бы не пика-дон (фонетическое название атомной бомбы)…» Это была ее обычная фраза до того дня, когда она умерла.

Война была вызвана эгоистичными проступками взрослых. Жертвами этого стали многие дети. Увы, так обстоит дело и сегодня. Мы, взрослые, должны делать все возможное, чтобы защитить жизнь и достоинство наших детей. Дети - наше самое большое благословение.”

Масакацу Обата
99 / нагасаки / 1,5 км

ПЕРЕВОД

«Я часто думаю, что люди идут на войну, чтобы утолить свою жадность.
Если мы избавимся от жадности и вместо этого будем помогать друг другу, я верю, что мы сможем сосуществовать без войны. Я надеюсь жить дальше со всеми, кто руководствуется этой логикой.

Это просто моя мысль - у каждого человека разные мысли и идеологии, и это усложняет задачу ».

СВИДЕТЕЛЬСТВО

«Я работал на заводе Mitsubishi утром 9 августа.Сработало тревожное предупреждение. «Интересно, будет ли сегодня еще один воздушный налет», - подумал один из сотрудников. Именно тогда предупреждение превратилось в предупреждение о воздушном налете.

Я решил остаться на фабрике. В конце концов, предупреждение о воздушном налете утихло. Это должно было быть около 11. Я начал с нетерпением ждать печеной картошки, которую принес на обед в тот день, как вдруг меня окружил ослепляющий свет. Я сразу упал на живот. Шатровая крыша и стены фабрики рухнули и упали мне на голую спину.«Я умру», - подумал я. Я тосковал по жене и дочери, которым было всего несколько месяцев.

Несколько мгновений спустя я поднялся на ноги. У нашего дома полностью сорвало крышу. Я посмотрел на небо. Стены также были разрушены, как и дома, окружавшие фабрику, - открылось мертвое открытое пространство. Заводской мотор остановился. Было жутко тихо. Я немедленно направился к ближайшему бомбоубежищу.

Там я встретил сотрудника, который подвергся воздействию бомбы за пределами фабрики.Его лицо и тело опухли, примерно в полтора раза больше. Его кожа расплавилась, обнажив огрубевшую плоть. Он помогал группе молодых студентов в бомбоубежище.

«Я хорошо выгляжу?» - спросил он меня. У меня не хватило духу ответить. «Ты выглядишь очень распухшей», - были единственные слова, которые я смогла выговорить. Коллега умер через три дня, я так слышал.

Кумико Аракава
92 / нагасаки / 2,9 км

ПЕРЕВОД

г-жаАракава очень мало помнит, как она пережила взрыв бомбы после 9 августа, потеряв обоих своих родителей и четырех братьев и сестер в результате взрыва атомной бомбы. Когда ее попросили написать послание для будущих поколений, она ответила: «Nani
mo ​​omoitsukanai (я ничего не могу придумать)».

СВИДЕТЕЛЬСТВО

«Мне было 20 лет, когда была сброшена бомба. Я жила в Сакамотомати - 500 м от гипоцентра - с моими родителями и восемью братьями и сестрами. Когда военная ситуация обострилась, трех моих младших сестер отправили на окраину, а мой младший брат направился в Сагу, чтобы служить в армии.

Я работал в офисе префектуры. В апреле 1945 года наш филиал временно переехал в местный школьный городок в 2,9 км от гипоцентра, потому что наш главный офис находился рядом с деревянным зданием (примечание автора: воспламеняется в случае авиаудара). Утром 9 августа мы с несколькими друзьями поднялись на крышу, чтобы посмотреть на город после краткого авианалета. Когда я посмотрел вверх, я увидел, что с неба упало что-то длинное и тонкое. В этот момент небо стало ярким, и мы с друзьями нырнули в ближайшую лестницу.

Через некоторое время, когда суматоха утихла, мы направились в парк в поисках безопасности. Услышав, что Сакамотомачи недоступен из-за пожаров, я решил остаться с другом в Оуре. Когда я возвращался домой на следующий день, знакомый сообщил мне, что мои родители находятся в бомбоубежище неподалеку. Я направился и обнаружил, что они оба страдают от сильных ожогов. Они умерли через два дня.

Моя старшая сестра погибла в результате первого взрыва дома. Две мои младшие сестры были тяжело ранены и скончались через день после взрыва.Другая моя сестра была найдена мертвой в холле нашего дома. По всему Нагасаки есть бесчисленные надгробия с именной надписью, но без икотсу (остатки кремированной кости). Меня утешает тот факт, что все шесть членов моей семьи имеют икотсу и мирно отдыхают вместе.

В 20 лет от меня внезапно потребовали содержать оставшихся в живых членов семьи. Я не помню, как я учил своих младших сестер в школе, на кого мы полагались, как мы выживали. Некоторые люди спрашивали меня, что я видел по дороге домой на следующий день после взрыва, 10 августа - «Вы наверняка видели много трупов», - сказали бы они, - но я не припомню, чтобы видел ни одного трупа.Я уверен, это звучит странно, но это правда.

Мне сейчас 92 года. Я каждый день молюсь, чтобы мои внуки и правнуки провели всю свою жизнь, зная только мир ».

Fujio Torikoshi
86 / hiroshima / 2 км

ПЕРЕВОД

«Жизнь - любопытное сокровище».

СВИДЕТЕЛЬСТВО

«Утром 6 августа я вместе с мамой собирался в больницу. За несколько дней до этого мне поставили диагноз какке (дефицит витаминов), и я взял выходной в школе, чтобы пройти медицинский осмотр.Когда мы с мамой завтракали, я услышал над головой глухой рокот двигателей. Наши уши тогда натренировали; Я сразу понял, что это B-29. Я вышел в поле впереди, но самолетов не увидел.

Озадаченный, я взглянул на северо-восток. Я увидел в небе черную точку. Внезапно он «превратился» в шар ослепляющего света, который заполнил все мое окружение. Порыв горячего ветра ударил мне в лицо; Я мгновенно закрыл глаза и опустился на землю на колени. Когда я попытался встать на ноги, еще один порыв ветра поднял меня, и я во что-то сильно ударился.Я не помню, что было после этого.

Когда я наконец пришел в себя, я потерял сознание перед бука суисоу (каменный резервуар для воды, который тогда использовался для тушения пожаров). Внезапно я почувствовал сильное жжение на лице и руках и попытался окунуть свое тело в бука суисоу. От воды стало еще хуже. Я слышал голос матери вдалеке. «Фудзио! Фудзио! »Я отчаянно прижался к ней, когда она схватила меня на руки. «Горит, мама! Горит! »

Я терял сознание и терял сознание в течение следующих нескольких дней.Мое лицо так сильно распухло, что я не мог открыть глаза. Меня недолго лечили в бомбоубежище, а затем в больнице в Хацукаити, и в конце концов меня привезли домой с перевязками по всему телу. Следующие несколько дней я был без сознания, борясь с высокой температурой. Наконец я проснулся от потока света, проникающего сквозь повязки на мои глаза, и от моей матери, сидящей рядом со мной и играющей колыбельную на своей губной гармошке.

Мне сказали, что мне осталось жить примерно до 20 лет. И все же я здесь, семь десятилетий спустя, в возрасте 86 лет.Все, что я хочу сделать, это забыть, но заметный келоидный шрам на моей шее - это ежедневное напоминание об атомной бомбе. Мы не можем продолжать жертвовать драгоценными жизнями ради войны. Все, что я могу делать, это молиться - искренне, без устали - о мире во всем мире ».

Иноске Хаясаки
86 / нагасаки / 1,1 км

ПЕРЕВОД

«Я очень благодарен за возможность встретиться с вами и поговорить с вами о мире во всем мире и последствиях атомной бомбы.

Я, Хаясаки, глубоко признателен Хейвасуишинкёкаю за организацию этой встречи, а также за многое другое.Вы уехали далеко за пределы США - каким долгим и трудным должно быть ваше путешествие. Семьдесят два года прошло с момента бомбардировки - увы, молодые люди этого поколения забыли трагедии войны, и многие не обращают внимания на Колокол мира Нагасаки. Возможно, это к лучшему, показатель того, что нынешнее поколение наслаждается миром. Тем не менее, всякий раз, когда я вижу людей моего поколения, которые берут руки за руки перед Колоколом мира, мои мысли обращаются к ним.

Пусть жители Нагасаки никогда не забудут день, когда 74 000 человек мгновенно обратились в пыль.В настоящее время кажется, что у американцев более сильное стремление к миру, чем у нас, японцев. Во время войны нам говорили, что величайшей честью было умереть за нашу страну и быть похороненным в святилище Ясукуни.

Нам сказали, что мы должны не плакать, а радоваться, когда члены семьи погибли на войне. Мы не могли произнести ни единого слова неповиновения этим жестоким и беспощадным требованиям; у нас не было свобод. Вдобавок вся страна голодала - в универмаге не было ни одного угощения или иглы.Маленький ребенок может умолять маму перекусить, но она ничего не может сделать - представляете, как это мучительно для матери?

СВИДЕТЕЛЬСТВО

«Раненые валялись на железнодорожных путях, обожженные и черные. Когда я проходил мимо, они стонали от боли. «Вода… вода…»

Я услышал мимоходом человек, объявивший, что если дать воды жертвам ожогов, то они погибнут. Я был разорван. Я знал, что этим людям осталось жить часами, если не минутами. Эти жертвы ожогов - они больше не из этого мира.

«Вода… вода…»

Решил поискать источник воды. К счастью, поблизости я нашел футон, охваченный пламенем. Я оторвал от него кусок, окунул его в рисовые поля поблизости и наложил на рты жертв ожогов. Их было около 40 человек. Я ходил туда и обратно, от рисовых полей к железнодорожным путям. Они жадно пили мутную воду. Среди них был мой дорогой друг Ямада. «Ямада! Ямада! - воскликнул я, у меня закружилась голова от знакомого лица. Я положил руку ему на грудь.Его кожа сразу соскользнула, обнажив плоть. Я был огорчен. «Вода…» - пробормотал он. Я полил ему рот водой. Через пять минут он был мертв.

Фактически, большинство людей, с которыми я работал, были мертвы.

Я не могу не думать, что убил тех, кто пострадал от ожогов. Что, если бы я не наполнил их водой? Многие из них выжили бы? Я думаю об этом каждый день ».

Мы не были бы там, где находимся сегодня, если бы не бесчисленное количество жизней, которые

были потеряны из-за бомбардировки, и многие выжившие, которые с тех пор жили в боли и борьбе.Мы не можем поколебать этот импульс мира - он бесценен. Сотни тысяч солдат погибли от непреодолимой жадности японской военной элиты. Мы не можем забыть тех молодых солдат, которые безмолвно тосковали по своим родителям, тосковали по своим женам и детям, когда они скончались в хаосе войны. Американские солдаты столкнулись с аналогичными трудностями. Мы должны лелеять мир, даже если он оставляет нас бедными. Улыбка меркнет, когда у нас забирают покой. Сегодняшние войны больше не приносят победителей и проигравших - все мы становимся проигравшими, поскольку наша среда обитания становится пригодной для обитания.Мы должны помнить, что наше счастье сегодня основано на надеждах и мечтах тех, кто был до нас.

Япония - феноменальная страна, однако мы должны осознавать тот факт, что мы вели войну с США и впоследствии получили от них помощь. Мы должны осознавать боль, которую мы причинили нашим соседям во время войны. Добрые дела и дела часто забываются, но травмы и проступки передаются от одного поколения к другому - так устроен мир.Способность жить в мире - самый ценный товар страны. Я молюсь, чтобы Япония оставалась ярким примером мира и согласия. Я молюсь, чтобы это послание находило отклик у молодых людей во всем мире. Прошу прощения за мой почерк.

Ryouga Suwa
84 / hiroshima / вошел в зону поражения после бомбардировки и подвергся воздействию радиации

ПЕРЕВОД

«В буддийском языке есть птица, которую называют гумйоучоу. У этой птицы одно тело и две головы.Даже если у двух сущностей разные идеологии или философии, их жизни связаны одной формой - это буддийский принцип, проявленный в форме птицы.

Было бы идеально, если бы мы все могли развить в себе способность уважать друг друга, вместо того, чтобы расстраиваться из-за наших различий ».

СВИДЕТЕЛЬСТВО

«Я главный священник в 16-м поколении храма Дзёходзи в Отэмати. Первоначальный храм Дзёходзи находился в пределах 500 м от гипоцентра. Он был мгновенно разрушен вместе с 1300 домами, которые раньше составляли территорию, которая теперь называется Мемориальным парком мира в Хиросиме.Мои родители до сих пор пропали без вести, а моя сестра Рэйко была объявлена ​​мертвой.

Я же был эвакуирован в Миёси-ши, в 50 км от гипоцентра. Я то, что вы бы назвали генбаку-кодзи (сиротой, связанной с атомной бомбой). Мне тогда было 12 лет. Когда я вернулся в Хиросиму 16 сентября - через месяц и 10 дней после взрыва бомбы - от собственности остались перевернутые надгробия с храмового кладбища. Хиросима была плоской пустыней. Я помню, как был шокирован, узнав, что вдалеке я разглядел острова Сетонай, которые раньше закрывали здания.

В 1951 году храм был перенесен на его нынешний адрес. Новый Johoji был восстановлен руками наших сторонников и процветал вместе с возможным возрождением Хиросимы. Мы практикуем здесь философию антивоенного и антиядерного оружия и каждый год сотрудничаем с Мемориальным парком мира в Хиросиме, чтобы координировать лекции и мероприятия и реализовывать проекты восстановления зданий хибаку ».

Харука Сакагути - фотограф из Нью-Йорка

Пол Моакли , который редактировал этот фоторепортаж, раз был заместителем директора по фотографии

Лили Ротман - это раз , редактор истории и архивов

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *